Дело было в середине 90-х. Тех самых, которые сегодня называются «лихими». В то время я работал спецкором ведомственного журнала. Выходил он редко, платили мало, а вот свободного времени было много. И решил я устроиться «на подработку». Благо, случай подвернулся – сосед, назову его Игнатом, трудился охранником строительной фирмы, напарник его уволился, освободившееся место я и занял. График работы, просто сказка: сутки дежуришь, трое – дома. А зарплата – побольше, чем у нас в редакции.

Первую смену отработал, шел домой посмеиваясь. Не умственно, не физически не напрягся, утром пропустили через проходную служащих офиса, вечером выпустили обратно. А рабочие жили на территории предприятия - в неказистом общежитии, рядышком с производственным цехом. Они трудились вахтовым методом – три месяца работали, потом домой уезжали – в российскую глубинку, через какое-то время возвращались.

Днем мы с Игнатом чаек попивали, кроссворды разгадывали, телевизор посматривали, байки разные друг другу рассказывали. Изредка туда – обратно машины со строительным грузом пропускали. Нажмешь на кнопку – ворота открылись, еще раз нажмешь – закрылись. Автоматика! Я настраивался на бессонную ночь – дежурство-то суточное. Но около полуночи товарищ мой, а он был не просто напарник – старший смены, предложил спать укладываться. « Ворота закрыты, проходная – на замке. Чего нам куковать без толку?» Кто бы спорил, солдат спит, служба идет…

Так и повелось. С утра думаешь про обед, после обеда борешься с дремотой. До вечера дотянул, - «наше время пошло», поспал, утром – домой. Трое суток свободен.

Как-то прихожу на очередную смену, Игнат предупреждает:

- Сегодня «халтурка» ожидается. Поясняет:- У работяг – зарплата. Обязательно «обмывать» будут».

- А мы-то здесь причем?

- Чудак – человек. Ты кем работаешь?

-Сторожем.

- Не сторожем и даже не охранником. Ты – ночной директор! Понимать надо. На территории фирмы употреблять алкоголь запрещено. А они непременно напьются. Усек?

Не понял я его слов, но уточнять их смысл не стал. День прошел как обычно. Вечером, когда стемнело, решил пройтись перед сном – в обычной жизни это называется прогулкой, на дежурстве – обход территории. Иду мимо рабочего общежития. Музыка гремит, а еще громче – чьи-то возбужденные голоса слышатся. Захожу в вестибюль, - картина маслом: назревает коллективная драка. Стоят обитатели общаги, человек по десять, - напротив друг друга, в руках у каждого – здоровенная арматура, орут в полный голос, накал страстей запредельный, очевидно - еще минута – и сойдутся в рукопашную стенка на стенку. Я, как будто всю жизнь только тем и занимался, что разгонял упившихся драчунов, рявкнул (словно боцман на матросов):

- Раз- зой – тись!!

И… послушно разбрелись ребята по своим комнатам. Побросали арматуры, перекинулись напоследок колкими репликами и затихли. Прошелся я по общежитию, выключил всюду свет, строго предупредил, чтобы не вздумали возобновить разборку. Ощущая смешанные чувства – запоздалого испуга и гордости за свою отважную решительность, вернулся на проходную.

Рассказал Игнату о том, как решительно погасил, вспыхнувший было, массовый конфликт. Реакция его оказалась неожиданной:

- Ну и дурик же ты!

- ?!

- Во-первых, хорошо то, что хорошо кончается. А если бы тебя кто арматурой по голове ударил? Запросто оказался бы инвалидом до конца жизни, - а оно тебе надо? Во-вторых, остались мы без «халтуры». Подрались бы ребята, отношения свои выяснили. Наше дело – утром доложить руководству о происшествии. Босс в таких случаях не разбирается, кто прав, кто виноват – увольняет всех участников заварушки и потом на работу буянов не берет. А у них в родной Тмутаракани заработков вообще никаких нет, а у каждого семья, дети. Поэтому, у нас и нарисовалась бы «премия» - скинулись бы хлопцы нам за молчание, а ты говоришь, их человек двадцать было? Считай сам, какая-бы приятная сумма оказалась бы в наших карманах…

От такого разговора у меня резко поменялось отношение к своей «легкой подработке». А когда оказалось, что периодически надо машины пропускать с территории без накладных (кто что охраняет, тот то и имеет), всплыли еще разные скользкие нюансы, я окончательно разочаровался в новой своей работе. Уволился по собственному желанию. Дополнительный доход иметь – дело хорошее. Но не любой ценой.

Валерий Белов