11 января 1929 года, 88 лет назад, преподаватель тактики школы комсостава «Выстрел» красный командир Яков Александрович Слащев не появился в школе, где он должен был проводить занятия. До обеда этому факту никто не придал особого значения — очень часто после окончания занятий Слащев уединялся с другими преподавателями и крепко выпивал. Поэтому все решили, что Яков Александрович с вечера перебрал лишнего и «прихворнул» с похмелья. С другой стороны, он был довольно дисциплинированным человеком и даже в состоянии подпития не забывал предупреждать о каких-то временных задержках собственное начальство. А тут — зимний день катился к закату, а преподаватель не появлялся и не давал о себе знать.

От Слащева всего можно было ожидать

Преподаватели начали прикидывать, что же могло произойти с Яковом Александровичем. Только самый глухой мог не слышать, что Слащев был одной из самых колоритных фигур в школе комсостава. Бывший генерал-лейтенант врангелевских войск, один из самых отчаянных защитников Крыма от Рабоче-Крестьянской Красной Армии. В ходе сражений Гражданской войны слащевцы порубили отнюдь не «сотню юных бойцов из буденовских войск», не гнушались и казнями красноармейцев и мирных жителей. Уже одно то, что весной 1918 года Яков Александрович был начальником штаба партизанского отряда знаменитого Шкуро, а потом командиром белогвардейской бригады и корпуса — ставило в тупик недостаточно подкованных в идеологическом плане красных командиров. Самый отъявленный враг, и на тебе — учит нас уму-разуму… Да разве только рядовых краскомов? Однажды школу комсостава посетил самый любимый народом советский военачальник Семен Михайлович Буденный и решил попенять Слащеву, мол, били мы вас, аж пух и перья летели. В ответ его оппонент предложил разобрать действия буденовских войск в Польше в 1920 году. Начали «разборку» вроде бы на нормальных тонах, но как только Слащев по «косточкам» разобрал неправильные действия руководства 1-й Конной армии Буденного, Семен Михайлович выхватил револьвер и произвел несколько выстрелов в сторону бывшего белогвардейского генерала. Промахнулся. И тут же услышал язвительное: «Как вы стреляете, так вы и воевали». В общем, от Слащева всего можно было ожидать. Поэтому решили подождать до завтра, вдруг ситуация прояснится…

Генерал себя не щадил

Яков Александрович родился 12 декабря (по другой версии — 29 декабря) 1885 года в Санкт-Петербурге в семье потомственного военного полковника Александра Слащева и его супруги Веры Александровны. В 1903 году окончил одно из самых престижных средних учебных заведения столицы — Санкт-Петербургское реальное училище Гуревича, после чего поступил в Павловское военное училище и по выпуску (1905 г. ) был определен в Лейб-гвардии Финляндский полк. Спустя 6 лет окончил Николаевскую академию Генерального штаба, но из-за низких оценок вернулся в родной полк и именно в нем провоевал всю Первую мировую войну, дослужив в ноябре 1916 года до полковника. При этом был пять раз ранен и дважды контужен. Забегая вперед, могу сказать, что Слащев никогда себя не щадил. И в ходе Гражданской войны он был ранен еще как минимум четыре раза, причем из-за тяжелого ранения в живот (то, что он выжил — приравнивалось к чуду) снимал боль только с помощью уколов морфия, за что во врангелевском окружении его называли «наш наркоман». Убедившись в том, что с помощью академии Генштаба карьеру не сделать, Слащев решил действовать испытанным способом, и в 1913 году женился на единственной дочери командира полка генерала Владимира Козлова (в гвардейском полку воинское звание командира было на ступень выше). Их дочь появилась на свет в самый разгар Первой мировой войны в 1915 году.

Не за страх, а за совесть?

Но вернемся к событиям Гражданской войны. Еще до ее начала, во время июльского кризиса 1917 года (в Петрограде против Временного правительства восстали анархистски настроенные солдаты) Керенский очень боялся, чтобы волнения не перекинулись в Москву. А потому во главе Московского гвардейского полка и был поставлен весьма жесткий Слащев. Его сместили с должности комполка только после социалистической революции, а в декабре 1917 года он уже присоединился к Добровольческой армии. В 1918 году Слащев познакомился с симпатичным юнкером Нечволодовым, который был у него в ординарцах. Неожиданно выяснилось, что под этим именем скрывается 18-летняя Нина Нечволодова, по иронии судьбы родная племянница начальника артиллерии РККА. Но любовь сильнее родственных чувств. Три года Гражданской войны Ниночка не покидала своего полковника (а потом генерала), была несколько раз ранена, и только в 1920 году они официально оформили свои отношения. Именно Нина в дальнейшем и сыграла определенную роль в судьбе мужа… Кстати, Яков Александрович впервые оценил своих идеологических противников летом 1920 года, когда беременная Ниночка попала в руки большевиков. Узнав, что перед ними супруга одного из самых отъявленных врагов Советской власти, местные чекисты не решились расстрелять Нину, а отправили ее в Москву, где ее допрашивал сам руководитель ВЧК. Дзержинский поступил по отношению к беременной женщине благородно — не только не разрешил ее расстреливать, но и переправил через линию фронта, к мужу… Как я уже говорил, генерал-лейтенант Слащев был достаточно жестоким человеком, и его имя было некоторое время связано с массовыми казнями. Но Врангель его ценил и даже присвоил ему наименование Крымский. И только значительно позже барон в своих воспоминаниях о Якове Александровиче вдоволь измазал его черной краской. Но тогда были совсем иные обстоятельства…

Выращивать петрушку оказалось неинтересным

После бегства из Крыма Слащев с Ниной оказались в Константинополе. Поселились в какой-то хибаре на окраине города. Генерал выращивал овощи, продавал их на рынке, в политические «разборки» старался не вмешиваться. Он был одинаково красной тряпкой как для белогвардейцев (с которыми старался не иметь дела), так и для красноармейцев, которые ненавидели его на расстоянии из-за массовых расстрелов. И тут как гром среди ясного неба: воззвание Врангеля о соглашении с Антантой. Этого Слащев перенести не мог. И во всеуслышанье заявил, что он поддерживает большевиков и требует суда над изменником Врангелем. Врангель тут же разжаловал его до рядовых, а Дзержинский пригласил в Севастополь с тем, чтобы Слащев, вернувшись в СССР, вступил в ряды РККА. И вот тут-то сыграл свою роль дальновидный поступок «железного Феликса». Ниночка уверила мужа в том, что руководитель ВЧК очень благородный человек. Слащевы вернулись в СССР. В Москве Якова Александровича назначили преподавателем Военной Академии, но в виду того, что к нему очень враждебно относились многие слушатели (шила в мешке не утаишь) его перевели в школу комсостава «Выстрел». Помимо этого бывший генерал выступал в журнале военное дело с теоретическими статьями. Их было опубликовано немало, можно перечислить некоторые темы: «Действия авангарда во встречном бою», «Прорыв и охват (обхват)», «Значение укрепленных полос в современной войне», «Борьба с десантами». Были опубликованы и некоторые мемуары…

Выстрелы в упор

Но вернемся в январь 1929 года. Когда Яков Александрович не пришел и на следующий день, было решено приехать к нему на квартиру (адрес был засекречен, его знали только несколько человек). Слащева нашли мертвым. Как показала экспертиза, он был застрелен 11 января несколькими выстрелами из пистолета в упор. Вскоре убийцу схватили. Им оказался 24-летний Коленберг, который заявил, что убил Слащева за расстрел брата, совершенный генералом в Крыму во время Гражданской войны. Это было принято оправдательной причиной. Вскоре Коленберга отпустили. Но это трагическое происшествие вызвало массу вопросов. Во-первых, почему Слащева убил ярый «троцкист», а не кто-то иной? Во-вторых, как он узнал, где именно живет бывший белогвардейский генерал, если это была секретная информация? В-третьих, зачем Коленберга оправдали? И, наконец, почему Слащева не стало именно тогда, когда он стал очень неудобен (постоянно просился в строевую часть)? На Западе во всех грехах оказался виноватым Сталин. Но так ли все однозначно? Так или иначе, одна из самых «закрученных» судеб начала ХХ века закончилась трагически. Она заинтересовала и такого мастера пера, как Михаил Булгаков. Именно со Слащева он списал генерала Романа Хлудова в пьесе «Бег»…

Автор: Юрий Москаленко

Источник: https://shkolazhizni.ru/biographies/articles/23955/

© Shkolazhizni.ru