Секреты борьбы за власть — главное в большевизме. А сегодня — еще и самое оберегаемое сокровище российских архивов. Революция 17-го года продолжает бурлить под спудом государственной тайны. При старом режиме. При новом. И сегодня, при новейшем

Предвижу официальный ответ: все секреты русской революции известны, события восстановлены едва ли не по минутам, сомнений и разночтений нет. Но действительно ли "все известно"?

Все помнят лозунги русской революции: "Заводы — рабочим, земля — крестьянам, мир — народам, власть — Советам". А был ведь еще один: обещание опубликовать все тайные договоры царского правительства. И что мы об этом знаем?

Да разве что только одно: все попытки завершились бесславно. Первую осуществил матрос и контролер большевистского наркомата иностранных дел Николай Маркин, отвечавший за проект "Сборник секретных документов из архива бывшего Министерства иностранных дел". Проект оборвался, едва начавшись: в феврале 18-го Советы сами подписали сепаратный мир с немцами, публикация секретных документов стала неактуальной. Второй эпизод с архивной гласностью назывался "Международные отношения в эпоху империализма: документы из архивов Царского и Временного правительств 1878-1917 гг. ". Его подготовка тянулась 7 лет, но была прервана в 1938 году, после ареста, а затем и гибели в заключении академика Николая Лукина, первого директора Института истории Академии наук. Текущая политика и тут играла роль: Сталин готовил сепаратный мир с Гитлером, копания в секретной дипломатии были явно ни к чему.

"Ни к чему" вскоре оказались и исторические журналы — "Пролетарская революция" и "Красный архив". Периодику прикрыли накануне начала Великой Отечественной. Заметьте, что особо не везло изучению внешнеполитических и международных аспектов русской революции. Так что свода основных документов о Феврале-Октябре и их главной прелюдии — Первой мировой войне — мы ждем до сих пор. . .

Цензурные таинства

9 марта 1929 года нарком иностранных дел Георгий Чичерин, находясь на продолжительном "лечении" за границей, пишет в личном письме наркому просвещения Анатолию Луначарскому: "Забывается основной элемент большевизма, отличающий его от меньшевизма, — роль борьбы за власть, вообще роль власти". И добавляет: "Но если революция делается не только подобно растению, но при помощи ВЧК, то и в преподавании истории нельзя устранять борьбу за власть, т. е. за престолы".

Секреты "борьбы за власть" и "за престолы" — главное в большевизме. А сегодня — еще и самое оберегаемое сокровище российских архивов. Вдвойне охраняется ноу-хау борьбы против власти, особенно если рецептура приводила к успешным революциям. Прежде всего к Февральской и Октябрьской. Хотя секретятся даже такие их, казалось бы, далекие прародительницы, как английская XVII века и французская XVIII века. Создается впечатление, что для власти любая революция — с пометой "срочная новость".

Вот, например, весной 1956 года первый секретарь ЦК КПСС Никита Хрущев и председатель Совета министров Николай Булганин поехали в Великобританию. Решили подготовить три подарочных альбома с цветными иллюстрациям документов об англо-русских отношениях из собраний советских архивов. В ходе работы Главное архивное управление (ГАУ) МВД СССР зарубило несколько документов. "Неудобным" показалось "включать грамоту N 35, представляющую собой верительное письмо Кромвеля своему послу при дворе Алексея Михайловича, поскольку Кромвель рассматривается реакционной английской историографией как "цареубийца" и напоминание о нем может показаться невежливым по отношению к нынешней английской королеве".

"Нынешняя королева" — это Елизавета II. В Кремле не захотели обидеть королевскую власть. Но одновременно сочли неудобным задеть и товарищей из английской компартии, а потому отрихтовали архивную подачу еще и в этом ключе: "В этих грамотах (N 32-34. — "О") выражается благодарность впоследствии казненного короля Англии Карла I и его сына, будущего короля Карла II, царю Алексею Михайловичу за помощь, которую он им оказал поставками хлеба и мехов. Эта помощь была использована против английской революции 40-50-х гг. XVII века". Рекомендация: документы не публиковать. И не опубликовали.

Боязнь "как бы не обидеть", желание "не допустить", страх "не подлить масла в огонь" или "не налить воду на мельницу", опасение "не разжечь и не расшатать" — вот что определяет отношение власти и государственной (бюджетной) исторической науки не только к событиям XVII века, но и к сегодняшнему архивному обеспечению юбилея революций 17-го года. Поэтому ни проекта "открытый архив", ни свежих массивов рассекречивания неизвестных документов ожидать, судя по всему, не стоит.

От нас до сих пор скрывают реальные биографии самых пламенных революционеров — вождей Октября. Засекречены личные дела — основа основ любой биографии

Засекреченные деньги

Заглянем в главную информационную базу данных о революции и Гражданской войне — к ленинскому наследию, которое хранится в Российском государственном архиве социально-политической истории (РГАСПИ). Под Ленина власть создавала и Институт Ленина, и Центральный партийный архив при нем. Для этого бункера, что до сих пор стоит на Тверской (бывшей Советской) площади в Москве, ОГПУ-НКВД-КГБ вылавливали по всей стране ленинско-сталинские документы. Нередко отправляли эмиссаров на заморские аукционы. Тратили огромные суммы в валюте. 75 лет все крутилось вокруг Ленина и большевиков как главных двигателей прогресса. Неужели и здесь что-то осталось закрытым?

Да, осталось.

Засекреченность некоторых ленинских бумаг в РГАСПИ говорит не столько о жгучести тогдашних проблем, сколько об опасении затронуть ими теперешние болевые точки. География секретности поразительно совпадает с проблемными регионами сегодня: это Прибалтика, Украина. Далее, как говорится, по списку. . .

Например, полностью засекречены письма Ленину дипломатического представителя (посла) РСФСР в Эстонии Максима Литвинова. С 22 февраля по 12 октября 1921 года (РГАСПИ. Ф. 5. Оп. 1. Д. 2161). Под тотальной цензурой телеграммы дипломатических представителей РСФСР по Украине с января 1919 по 7 ноября 1922 года — четыре года (Д. 2206). От историков скрывают и такой ключевой момент раннего большевизма у власти, как период от заключения сепаратного Брестского мира с Германией до ноябрьской революции, которая свергла кайзеровский режим. Совсем недавно, уже после 91-го года, вновь засекречено дело N 2133 "Письма и докладные записки дип. представителя РСФСР в Германии Адольфа Иоффе о советско-германских взаимоотношениях и по другим вопросам внешней политики, направленные В. И. Ленину". Бумаги с 9 мая по 31 октября 1918 года, это 185 страниц. Готовый сборник документов и кандидатская диссертация к нему — сто лет лежит под грифом секретно. . .

В ленинском фонде полностью засекречены сводные ведомости и справки Наркомата финансов и Комиссии Совета труда и обороны по золотому фонду в РСФСР за 1920-1922 годы (Д. 2761). Во вселенной интернета на упоминания об этой комиссии хватит пальцев одной руки. Большевик Шведчиков жаловался Ленину на стиль работы этого до сих пор абсолютно сверхсекретного органа: "<http://kommersant.ru/gallery/3187062