Живая легенда

Сестра милосердия спасла в годы войны от верной гибели более 250 солдат и офицеров

3 апреля 2016 года исполнилось 92 года со дня рождения легендарной сестре милосердия, Матрёне Семёновне Ноздрачёвой. Она единственная, кто ещё здравствует из числа четырёх женщин СССР (России) - полных кавалеров ордена Славы.

В конце 70-х годов прошлого столетия, спустя десятки лет после окончания Великой Отечественной войны, в Кисловодске проходила встреча медиков. Хлебом-солью, букетами цветов встречали здесь маршала Советского Союза Василия Чуйкова. С трепетным волнением ходила с подругами - санинструкторами по площадям и скверам города Матрёна Семёновна Ноздрачёва (до замужества Нечепорчукова), подолгу беседовала с прославленным военачальником.

Постояла в раздумье у памятника "Журавли". Вспомнились ей стихи Расула Гамзатова, строки о павших воинах, превратившихся в белых журавлей. Велик и скорбен был список потерь. Были в нем и дорогие имена однополчан Матрены Ноздрачёвой. На войне она сделала все, чтобы список павших бойцов и командиров был как минимум короче на 250 фамилий. Столько людей она спасла…

В 62-й армии, которой командовал генерал В. И. Чуйков, буквально легенды ходили о медицинской сестре Моте - Матрёне Семёновне Ноздрачёвой-Нечепорчуковой. Добрая слава о девушке, которую в армии называли просто и с любовью - «Ласковые руки», распространилась по всем частям. Всегда на передовой, под огнём противника Нечепорчукова не только оказывала раненым первую помощь, но и всеми мыслимыми и немыслимыми путями старалась вынести бойцов в безопасное место.

Мотя, так ласково её называли сослуживцы, летом 43-его сделала невозможное. Отправив с подводой тяжелораненых, одна-одинешенька вынесла на себе с поля боя пятнадцать человек!

«Двое тяжелораненых опирались на неё, Мотю. За плечи этих двоих держались другие, за ними цеплялись третьи. Тихонько сквозь огонь двигалась по полю эта необычная процессия, не в ногу, с трудом, медленно… Во главе её, впереди - девушка-невеличка, в сбившемся набок берете, в гимнастерке, залитой кровью, в порванных сапожках. Всех солдат дотянула, дотащила в одиночку до санроты полка. . . » - так впоследствии о Ноздрачёвой вспоминал на страницах книги «Героям – слава» её однополчанин…

А ведь когда началась война, ей едва только исполнилось 17 лет. Но, имея за плечами акушерско-сестринскую школу и небольшой опыт работы медсестрой в районной больнице, она с первых дней войны пыталась попасть на фронт. Безуспешно. На передовую маленькая хрупкая девушка попала только в апреле 1943 году, сразу же после того, как советские войска освободили от фашистов её родное село Волчий Яр, что в Харьковской области. Мотю направили санинструктором санитарной роты 100-го гвардейского стрелкового полка (35-я гвардейская стрелковая дивизия, 8-я гвардейская армия). С ним она и прошла боевой путь до самого Берлина.

В фондах Ставропольского краеведческого музея им. Г. Прозрителева и Г. Праве хранится толстая папка, в которой собран уникальный материал о Матрёне Семёновне. Листаю. . . Первую боевую награду - медаль «За отвагу» - Мотя получила в боях за Днепр. Тогда она за период с 27 по 30 сентября 1943 года вынесла с поля боя 24 тяжелораненых бойцов и командиров и оказала первую медицинскую помощь 49 воинам. Потом ещё трое суток без отдыха трудилась в операционной палате.

1 августа 1944 года Матрёна Нечепорчукова в боях за удержание и расширение плацдарма близ польского населённого пункта Гжибув оказала первую медицинскую помощь двадцати шести раненым. Позднее, в районе польского города Магнушев вынесла из-под огня противника офицера и эвакуировала его в тыл.

Приказом от 11 августа 1944 года за образцовое выполнение заданий командования в боях с немецкими захватчиками гвардии сержант медицинской службы Матрёна Семёновна Нечепорчукова была награждена орденом Славы 3-й степени.

При форсировании Вислы она с первым же десантом высадилась на вражеском берегу и за двое суток оказала первую медицинскую помощь шестидесяти девяти тяжело раненным бойцам и офицерам. В дальнейшем, в боях при прорыве вражеской обороны на левом берегу Вислы 18 января 1945 года, оставшись с группой раненых из двадцати семи человек в польском населённом пункте Овадув, вместе с несколькими медицинскими работниками и ездовыми, отразила нападение гитлеровцев, выходивших из окружения и обеспечила доставку раненых в госпиталь без потерь.

18 марта в боях южнее польского города Кюстрин оказала медицинскую помощь пятидесяти одному раненому воину. Приказом от 13 апреля 1945 года за образцовое выполнение заданий командования в боях с немецкими захватчиками гвардии старший сержант медицинской службы Матрёна Семёновна Нечепорчукова была награждена орденом Славы 2-й степени.

В составе того же 100-го гвардейского стрелкового полка 35-й гвардейской стрелковой дивизии (6 армия, 1-й Украинский фронт) Матрёна Нечепорчукова при прорыве обороны противника на левом берегу реки Одер и в боях на берлинском направлении под огнём вынесла с поля боя семьдесят восемь раненых солдат и офицеров. Вместе с пехотой она преодолела реку Шпре южнее немецкого города Фюрстенвальде, и будучи раненной, продолжала оказывать медицинскую помощь вышедшим из строя солдатам и офицерам. Из пистолета сразила гитлеровца, который пытался вести огонь по раненым.

Родина по достоинству оценила её подвиг. Уже после Победы за героизм, проявленный в уличных боях в Берлине, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 мая 1946 года гвардии старшина медицинской службы Матрёна Семёновна Нечепорчукова была награждена орденом Славы 1-й степени. Она стала одной из четырех женщин Советского Союза - полным кавалером ордена Славы.

К слову, в поверженном Берлине на одной из улиц города к Матрёне Семёновне подошел офицер и вручил ей собственные часы со словами: «Это вам, сестра, - сказал он изумлённой Моте. – Я вас долго искал. Помните Одер? Островки посреди реки… А на берегу месиво. Вы вытащили меня из-под обвалившейся стены. Немец бросал тогда бомбы, снаряды… Дома сносило. А вы вытянули меня, не побоялись. Сделали перевязку, а потом, такого здорового, дотащили до какого-то особняка… Помните? Если б не вы, я бы пропал…».

В 1945 году Матрёна Семёновна демобилизовалась в звании гвардии старшины медицинской службы. Вышла замуж за своего боевого товарища - Виктора Степановича Ноздрачёва. Пять лет проживала с семьей в Германии, а потом вплоть до 1977 года жила в Красногвардейском районе Ставропольского края. Вначале работала в сельской больнице, затем в Красногвардейской районной больнице медицинской сестрой.

В 1973 году ей была вручена почётная награда Международного комитета Красного Креста - медаль Флоренс Найтингейл. Эта медаль - высшая международная награда для медсестёр и младшего медицинского персонала, за исключительную преданность своему делу и храбрость при оказании помощи раненым и больным, как в военное, так и мирное время. К слову, всего за почти 100 лет награждено только 48 женщин СССР (России).

Последние 39 лет Матрёна Семёновна живет в Ставрополе. В глазах однополчан и ставропольчан она стала живой легендой. Теперь имя этой героической женщины увековечено на Аллее Почетных граждан краевого центра. Память о подвигах Матрёны Семёовны для потомков сегодня хранят экспозиции многих музеев края и страны, в том числе в Центральном музее Вооруженных Сил в Москве экспонируется ее военная гимнастерка.

К слову, друзья Матрёны Семёновны, с кем приходилось общаться, всегда характеризовали её, как очень скромного человека.

«Это добрая фея, которой пришлось испытать на себе всю жгучую правду войны», - так с теплотой о ней отзывался прославленный летчик-штурмовик Герой Советского Союза Григорий Рябушко.

«Я всегда преклонялся перед сестричками милосердия. Столько раз они доставали меня с того света», - всегда подчёркивал полковник в отставке, легендарный танкист, в последствии воспитавший Героя России генерала армии Виктора Казанцева, Валентин Фёдорович Патрикеев. - Матрёна Семёновна на особом счету. Кристальной души человек!

Помнится, в одной из наших бесед Матрёна Семёновна вспомнила о том, как впервые услышала на фронте песню Ильи Френкеля и Модеста Табачникова «Давай, закурим!».

«Честно говоря, мне эта песня показалась слишком наивной и неприятной», - сказала Матрёна Семёновна. - Уж очень не хотелось лишний раз потом, даже после Победы вспоминать все ужасы войны. Нам ведь приходилось работать и под бомбёжкой, и под обстрелами: артиллерийским или минометным. А разве забыть глаза беспомощных раненых. Они-то смотрели на меня, как на спасительницу. Просто в душу глядели. Было очень горько.

А тут веселенькая такая легкая мелодия и слова:

Тёплый ветер дует, развезло дороги,

И на Южном фронте оттепель опять.

Тает снег в Ростове, тает в Таганроге. . .

Эти дни когда-нибудь мы будем вспоминать.

Правда, завершающий куплет вселял оптимизм:

А когда не станет горя и в помине,

И к своим любимым мы придём опять,

Вспомним, как на запад шли по Украине,

Эти дни когда-нибудь мы будем вспоминать.

В семидесятые годы, как говорила Матрёна Семёновна, ей довелось встретиться в Москве на телевидении с исполнительницей песни Клавдией Шульженко. Знаменитая певица сказала следующее: «Вот, видите, выжили всем смертям назло, и теперь можно вспоминать». Матрёна Семёновна ответила, что, действительно, немцы собирались чай пить в Москве, а пришлось все-таки нам поднимать победный тост в Берлине. Что ж, мудрые слова…

3 апреля снова довелось поговорить с этой удивительной женщиной. Моему звонку из Ростова в Ставрополь она очень обрадовалась. С радостью поведала, что её не забыли. Приходили, например, поздравить губернатор Ставропольского края Владимир Владимиров с четырёхлетним сыном Ванечкой, глава администрации краевого центра Андрей Джатдоев. А особенно понравилось, что приехали все родные и близкие: дочери Лариса и Людмила (из Москвы), внуки Вадим и Галина, Роман и Татьяна, правнуки Елизавета, Никита и Вероника.

И, всё-таки, в голосе Матрёны Семёновны я уловил нотки грусти.

- Понимаете, Виктор Николаевич, нас так мало фронтовиков остаётся с каждым годом. Как мне не хватает в последние годы ушедших из жизни Гриши Рябушко и Гриши Крамаренко (оба - Герои Советского Союза), Исаака Караханяна и Федора Морозова (полных кавалеров ордена Славы), да и других дорогих моему сердцу людей. Так было приятно, когда позвонил с поздравлениями Самвел, сын Исаака Погосовича и передал добрые слова от матери - Лусик Левоновны – вдовы Исаака Погосовича. Пока есть силы, буду общаться и с фронтовиками, и нашей замечательной молодёжью.

После разговора с живой легендой у меня было лишь одно желание: чтобы единственная оставшаяся в живых на всем постсоветском пространстве женщина - полный кавалер ордена Славы, встретила ещё не один праздник Великой Победы над фашизмом.

Здоровья Вам, сестра-милосердия с Большой буквы.

Виктор МОСКАЛЕНКО, подполковник запаса.

Материал был опубликован в прошлом году в газете "Красная звезда" в сокращении.

Как сообщил историк Андрей Симонов Матрена Семеновна умерла в этом году. Светлая память! (Статья написана в 2016 г).

Андрей Симонов : Она умерла 22 марта 2017 года. . . .