Последние несколько дней мне только что во сне не снится булочка с изюмом. Та самая булочка, которая никогда не была в дефиците при проклятом советском строе, Небольшая. кругленькая, темно-коричневая, блестящая. Должно быть, по злокозненному ГОСТу ее яичком смазывали перед духовкой. И изюма в ней было на совесть. И сдобная она была, Вот так во рту и ощущение - набить рот сладкой ванильной сдобой и жевать, жевать. . . . Пять копеек она стоила, если не ошибаюсь?
Теперь такую булочку днем с огнем не сыщешь,
Теперь жуешь хлеб как тряпку А в хлебном отделе и вообще никаких булок нет. Даже городских, бывших французских, c гребешком поверху, которые я, в общем, не слишком любила. Булку хочу, С изюмом. Хорошо, что не беременная я, иначе мое желание уж точно не исполнить. . . .
А еще, кроме булок были такие большие плюшки в виде сердца, посыпанные сахаром и корицей. Назывались "Московские". Стоили точно 24 копейки. Такую булочку да с газировкой - никаких обедов не надо. Кстати, в молодости, когда мы учились на Сквере, так и обедали. булочка с изюмом и газировка, которой торговали в конце аллеи, выходившей на Бродвей
Вот плюшку я недавно видела в Ташкенте, на оптовке. Но не пробовала. Не хотела разочаровываться. ГОСТов давно уж нет, что они там напекли - неизвестно. В Москве плюшек тоже сто лет, как нет, Где-то, говорят, пекарни. . . а у меня поблизости совсем ничего.
И еще сушек хочется, с солью, Они всегда были в магазине "Хлеб" на Калининском. На втором этаже Каких только сортов хлеба там не было! Глаза разбегались, не знала, что купить.
И бородинского хочется, настоящего, а не вот это вот. . . .
Но больше всего хочется булку с изюмом, Напихать полный рот - и вот оно, блаженство!
P. S. А пончики, по которым тоскуют в комментариях, у нас продавались везде и были даже специальные будочки, где из специальных пончиковых агрегатов на глазах у изумленной публики сыпались пончики Их брали пакетами, на вес. А сейчас под пончиками подразумевают несъедобные на вид изделия с несъедобной на вид глазурью в подражание американским.

Tatiana Pertseva