Сегодня день памяти Солтанбека (Сергея) Таболова. О нём ещё напишут книги. Как о ярком политике, организаторе. Талант Таболова был многогранен. Мне он больше интересен как человек - здесь кроется его уникальная основа. Вспомнилось эпизодическое общение. Пусть это воспоминание станет одним из штрихом его портрета, который на историческом полотне "Осетия" занимает одно из ключевых мест.

В начале сентября 1993 года в Даргавсе из нашего служебного горе-микроавтобуса вытекло всё масло. Течь устранили, но ехать было невозможно. Где вечером, в горном селе, достать масло для машины? Но я знал человека, который мог решить нашу проблему, – Сергей Петрович Таболов, чей дом стоял в самом центре села, у выплеснувшейся из ущелья в горную долину реки Гизельдон. Он никогда и никому не отказывал в помощи. Конечно, я и два моих сослуживца, отправились к нему.
Сергей Петрович сидел в большой комнате дома и внимательно смотрел местную телепрограмму.
- Садись! – пригласил и меня. Я очень коротко рассказал о проблеме.
- Из моей «Нивы» масло подойдёт? Пусть твой водитель сливает.
Мы отказались.
- Тогда пойдём к соседям, - Сергей Петрович надел кожаную жилетку и вышел на улицу.
Сосед Ким, в ответ на его просьбу, вынес со двора целую канистру масла.
Мы благодарно стали кивать головой и пятится от ворот дома. Канистру нам всё-таки вручили.
- Куда пошли? А ну все ко мне - за стол! – скомандовал Сергей Петрович.
Но Ким возразил Сергею Петровичу:
- У меня во дворе так удобно! Давайте здесь посидим: есть отличная арака, женщины что-нибудь сейчас приготовят…
Нас было пятеро: Сергей Петрович, двое моих сослуживцев и хозяин дома. День с его заботами закончился. Солнышко село за хребет, но ветерок ещё не разогнал дневное тепло по горной долине. Пахло травами и речной свежестью от журчащего Гизельдона.
- Вот мы сидим за столом – разные по возрасту, занятию, национальности люди. Илья – самый старший из нас, осетин не по паспорту, а в душе, водитель Юра – молодой и красивый парень, Кусов – демократ, а я – партократ. Но как хорошо быть в такой компании! – заметил Сергей Петрович.
- Вам пора отдохнуть от нас, Сергей Петрович, мы пойдём, - предложил Илья.
- Эх, Илья, если бы я знал, что проживу ещё много лет на этой земле, ты бы меня уже давно отвёл домой, и я бы уже смотрел сны. Нет! Посидим ещё часик! Такая беседа хорошая получилась.
После того, как я произнёс тост, Сергей Петрович добавил:
- Хоть и демократ, но хороший ты человек, Кусов!
- Почему?
- Говоришь и выпиваешь красиво – это многое показывает.
Но иначе в такой компании было нельзя. Её центром был Сергей Петрович. Он заполнил встречу содержанием, которое было интересно и важно для 50-летних Кима и Ильи, 20-летнего Юры и для меня, 30-летнего журналиста. Каждый из нас чувствовал себя комфортно, к каждому было обращено внимание, проявлено уважение. Сергей Петрович внимательно послушал каждого. В своей речи ненавязчиво показал наши лучшие черты, полезность для жизни. За пару часов дружеского ужина! Он был выше того, что предлагала официальная идеология и текущая жизнь. Он был человеком вне времени.
Талант Сергей Петровича был редкостным. После пяти минут беседы с незнакомым человеком, он не просто понимал его, но и демонстрировал этому человеку его же качества, которые могли ему позволить взлететь в жизни. И часто рука Таболова направляла кого-то по единственно правильному жизненному пути.
Сколько буду по этой земле ходить, столько - и помнить этот вечер. Прежде я пересекался с Сергеем Петровичем хоть и часто, но всегда эпизодично. Не было возможности послушать его внимательно и рассказать в ответ что-то своё.
Утром мы проснулись рано, залили масло в мотор и отправились во Владикавказ. Со своего пригорка увидели, как былая «Нива» Сергея Петровича уже пролетела по главной улице Даргавса, доехала до «Городка мёртвых», свернула в ущелье в сторону Кахтисара, затем быстро вернулась в село – не умел Таболов сидеть спокойно.
Мы вспомнили, как он сказал нам, что собирается послезавтра улетать в Италию. И ещё говорил, что, бывая в Европе, или в Москве, всегда скучает по Даргавсу.
Он любил горы, а горы любили его, даря энергию и радость жизни.
В Осетию он вернулся из Италии через пару недель…Не добрался до родных гор…Они бы его обязательно уберегли от нелепой трагедии.

Олег Кусов