Вчера исполнилось 110 лет выдающемуся советскому военному деятелю, Маршалу Советского Союза, Герою Советского Союза Павлу Фёдоровичу Батицкому. Ну в том, что отечественные продажные и алчные СМИ дружно проигнорировали юбилей, ничего удивительного. А вот автору сих строк забывчивость непростительная. Офицерскую службу в газете «На страже» Бакинского округа ПВО я начинал при Главкоме Войск ПВО Батицком. Более того Павел Фёдорович был первым маршалом, которого я живём увидел.
Газеты «На страже» не существует лет сорок. Нет сейчас и Бакинского округа ПВО. Упразднены и сами Войска противовоздушной обороны. И более того, республика получила независимость, как и прочие её сестры. А когда я лейтенантом приехал в столицу солнечного Азербайджана, наш Бакинский округ гремел на всю страну, а Войска – на весь мир. Командовал ими в то время Маршал Советского Союза П. Ф. БАТИЦКИЙ. Военачальник этот был крутого нрава и пробивного характера. Он любил говорить: «Всем выступать только по бумажке. Все равно никто ничего нового мне не сообщит, потому что все придумал еще Ломоносов». Говорят, что это он лично застрелил Лаврентия Павловича Берию в бетонном бункере Московского округа ПВО. Затем в Берию, уже мертвого, стреляли Алексей Басков (впоследствии генерал-полковник) Иван Зуб (впоследствии генерал-майор) Виктор Юфеев (впоследствии полковник). Все они были награждены Никитой Хрущёвым орденами Красного Знамени, а Батицкий стал командующим Московским округом ПВО.
. . . Мой сослуживец по «Красной звезде» Борис Ляпкало решил написать очерк о своем односельчанине генерале Путейко. Листая личное дело земляка, обнаружил, что во время войны его боевые пути-дороги пересекались с Батицким. Записался на прием к маршалу. Тот начал вспоминать:
- Да, был такой, Путейко, кажись, Михаил. Как-то мне на командный пункт докладывают, что прибыл проверяющий из штаба. Заходит. Такой, знаешь, метр с кепкой и сразу давай мне свои права качать. Ну, я взял и выбросил его в окно. Смотрю, опять заходит. Э, думаю, значит, человек хороший и пришел по делу. И правда, по делу. Просит, дайте мне повоевать. Как было не уважить офицера в такой святой просьбе?
Кстати, когда очерк о комдиве Путейко и воспоминания о нем маршала Батицкого были опубликованы в «Красной звезде», в редакцию пришло письмо из далекого сибирского сельца, не помню уже его названия. Бывший рядовой-фронтовик рассказал, как однажды в жестоком бою ему помогал отражать атаку немцев сам комдив Путейко. Натурально помогал, выполняя обязанности второго стрелка из пулемета.
«За этот бой, - писал ветеран, - комдив пообещал представить меня к награде, но вскоре его убило. Я дошел до самой Германии, но больше меня никто и ничем не награждал. Так с одной медалькой «За Победу над Германией» и в село возвернулся. Земляки подначивают, что служил, мол, ты где-нибудь в обозах, если наград боевых не удостоился. И я вот думаю, а что если комдив Путейко успел все-таки представить меня к ордену, как обещал после того боя. Он ведь был очень правильный командир и слову своему хозяин».
Борис Григорьевич Ляпкало позвонил Батицкому. Маршал был по-военному краток: «Если Путейко обещал, значит, так оно и было. Я сейчас свяжусь с начальником ГУКа (Главное управление кадров), и он тебе потом доложит». Опуская многие подробности, замечу, что сибиряка-фронтовика нашла-таки заслуженная награда.
Но мог маршал и наказывать нерадивых столь же примерно. Особенно не любил пьяниц:
- Ну, я не понимаю, - говорил возмущенно, - ну выпил молодой офицер восемьсот - девятьсот граммов водки, ну литр выпил. . .
Испуганный член военного совета наклоняется к командующему и лихорадочно шепчет тому на ухо так, что всему залу слышно:
- Двести пятьдесят, двести пятьдесят, товарищ главнокомандующий!
Батицкий после секундной паузы:
- Ну, в крайнем случае, можно еще двести пятьдесят. И спокойно домой иди! Так нет же, он, подлец, обязательно норовит где-нибудь нарушить воинскую дисциплину!
Бедовый маршал всю жизнь, ничтоже сумняшеся, полагал, что для всех нормальных людей, как и для него, нормальная мера спиртного - литр! Лишний раз я в этом убедился, когда много лет спустя, уже работая в «Красной звезде», участвовал в похоронах П. Ф. Батицкого. На поминках боевые друзья вспоминали как он, бывало, знакомился со вновь прибывшими к нему на службу офицерами. Наливал им по стакану коньяку и начинал беседу. А чтобы между первой и второй по военной традиции пуля не пролетала, сразу наливал по второму стакану. И потом искренне сокрушался: слабый пошел офицер - с третьего стакана сваливается. Подобную же байку я слышал и о маршале И. И. Якубовском, который и фигурой, и норовом был под стать нашем главкому ПВО.
Батицкий воздушную границу по-настоящему держал «на замке». При нем полет «нахального аэрокуренка Руста», как сказал Евг. Евтушенко, - был бы невозможен - войска действовали на подъеме. Это я заметил, как только стал ездить по отдаленным гарнизонам. Бойцы и командиры там не шиковали, но жили и служили вполне сносно. Во всяком случае, гораздо комфортнее, нежели большинство частей Сухопутных войск. Батицкий имел непререкаемый авторитет у военной верхушки, его ценили и в Политбюро. Как только маршала сняли с должности Главкома, как раз за то, что аки лев защищал свою вотчину, так Войска ПВО стали хиреть и в конечном итоге их попросту ликвидировали. Хорошо это или плохо - не моя нынче забота, хотя по жизни считаю себя пэвэошником и, полагаю, не без оснований. И то, что именно я провёл лучшего маршал Войск ПВО, вдобавок ещё и своего земляка, в последний путь, тоже, знаете ли, не фунт изюму.
…Павел Фёдорович родился в рабочей семье на Харьковщине. Учился в фабрично-заводском училище при Харьковском моторостроительном заводе «Серп и Молот». В 1927 году поступил во 2-ю Борисоглебско-Ленинградскую кавалерийскую школу комсостава РККА. Окончил с отличием Военную академию имени М. В. Фрунзе. Служил затем начальником штаба группы советских военных советников при штабе Чан Кайши. С началом войны подполковник Батицкий назначен на должность начальника штаба 26-й стрелковой дивизии, а потом становится командиром 254-й стрелковой дивизии. Впоследствии командует различными корпусами. Принимает участие в Гумбиннен-Гольдапской, Восточно-Прусской, Берлинской и Пражской наступательных операциях. Представлялся к званию Героя Советского Союза в декабре 1943 года за отличия при освобождении города Черкассы. Однако, награждён не был из-за конфликта с высокопоставленным политработником.
Зимой 1950 года Батицкий командует Шанхайской группой войск ПВО в КНР, прикрывая от воздушных налётов авиации Гоминьдана с острова Тайвань. После возвращения из Китая, становится заместителем главнокомандующего ВВС СССР. В июле 1966 года назначен на должность Главнокомандующего Войсками противовоздушной обороны страны — заместителя Министра обороны СССР. Одновременно был командующим войсками ПВО Объединённых вооружённых сил — заместителем Главнокомандующего Объединённых вооружённых сил государств — участников Варшавского договора. В 1970 году принимал участие в операции «Кавказ» — советской военной помощи Египту во время так называемой Войны на истощение. В июле 1978 года Батицкого освобождают от занимаемой должности на основании собственного рапорта. Павел Фёдорович был категорически не согласен передавать большую часть Войск противовоздушной обороны в состав приграничных военных округов. До самой смерти пребывал затем в Группе генеральных инспекторов Министерства обороны СССР. Дважды там мы с ним встречались.
Хоронили мы Маршала Батицкого зимой 1984 года на Новодевичьем кладбище. В траурной процессии офицеры несли на красных подушечках Золотую звезду Героя, 5 орденов Ленина, орден Октябрьской революции, 5 орденов Красного знамени, 2 ордена Кутузова, орден Суворова, 15 советских медалей и 31 награду зарубежных стран…

Михаил Захарчук