Ушёл из жизни Арнольд Константинович Казьмин – фантастически удивительная, потрясающая личность. Многолетнюю дружбу с ним я, безо всякого преувеличения, полагаю щедрым подарком судьбы. Мы вместе служили в газете «Красная звезда». Арнольд был первым заместителем начальника издательства и типографии. Поначалу я к нему и относился как к специалисту по полиграфии, а проще - никак не относился. Но однажды на вечеринке в отделе литературы и искусства услышал, как Казьмин поет под гитару. Испытал нечто сродни потрясению. Никто в многочисленном коллективе «Звездочки» не владел с такой виртуозностью голосом собственным и гитарой в придачу. Еще в больший восторг я пришел, когда узнал, что музыку Казьмин сочиняет сам, а стихи ему пишет жена Тамара Павловна! С тех пор я многажды и с благодарностью слушал Арнольда в отделе литературы и искусства, к которому он, как и я, испытывал пиететные чувства. Пару его стихов даже были опубликованы в «Красной звезде». Однако, когда Казьмин уволился - следы его я потерял.
Однажды супруга попросила свезти ее на бывшую ВДНХ, которая тогда представляла из себя сплошной рынок. Прохаживаюсь я возле машины, и вижу: навстречу шагает Арнольд. Мы, радостные, обнялись, расцеловались. Пошли расспросы, вопросы, воспоминания: как-никак почти десять лет не виделись! К тому времени я уже работал первым заместителем главного редактора журнала «Армейский сборник». Казьмин был техническим директором акционерного общества «Московские учебники и картолитография». Естественно, мы обменялись координатами, но как это обычно бывает у занятых, профессионально не пересекающихся москвичей, тут же забыли о своих взаимных, почти клятвенных обещаниях.
Еще прошло немало лет. Приятель мой Юрий Беличенко выпустил книгу «Лета Лермонтова». Даже не читая ее, а, только листая, обнаруживаю, что «издательские и полиграфические работы выполнены ОАО «Московские учебники и картолитография», где генеральным директором С. М. Линович, а техническим, разумеется, А. К. Казьмин. Выполнена книжка была на высоком полиграфическом уровне. И Юрка с восторженной благодарностью мне подтвердил:
- Знаешь, Миша, если бы не наш Арнольд, я бы никогда не увидел изданным своего главного труда жизни. Сейчас времена, увы, не для повествований «о биографии великого поэта, ее загадках и темных местах». Темные места и сплошные загадки сейчас в нашей жизни, экономике, в наших душах мятущихся. . .
Кинулся я к своим кипам визиток, разыскал казьминскую, чтобы поблагодарить его за дело доброе, но на другом конце провода мне сообщили, что Арнольд Константинович - в длительной зарубежной командировке по своим типографским делам. Ясное дело, - подумал я, - технический директор такой известной фирмы, небось, только по заграницам и разъезжает.
Как-то я наведался я к своему старому приятелю, тоже краснозвёздовцу Ромену Звягельскому, который возглавлял тогда журнал «Российский адвокат». И Ромик спрашивает:
- Ты видел книгу нашего Арнольдика Казьмина?
И вручает фолиантик в чисто-белой супер обложке. Первая мысль была: наверное, Константинович собрал-таки, наконец, свои песни на слова супруги и тиснул их, пользуясь собственными безграничными типографскими возможностями. Или же что-нибудь профессиональное, из полиграфии выдал на гора. Однако то, что открылось моим глазам, то, что я затем неспешно стал читать, заставило меня в который раз изумиться и удивиться неисчерпаемым талантам Арнольда Казьмина! В самом деле, его книга «Теория интеллекта: Как выбрать президента» буквально огорошила меня тем, что в ней «впервые дано определение интеллекта, как высшей формы процесса мышления, при котором в результате синтеза приобретенных свойств ума и чувств человека, формируется нравственно-этический фактор - главное социальное качество. Предложена модель интеллектуального поля общества и выделены области социальной специализации личностей. В отдельной главе представлена методика расчета уровня интеллектуального процесса, приведены примеры для ряда исторических личностей. Новые понятия о цивилизации, культуре, путях и условиях нравственной эволюции человека поднимают исследование на уровень поиска общечеловеческой социальной стратегии выживания. Парадигмальные идеи реформаторского, а не революционного содержания имеют значение фундаментального научного знания, которое может быть востребовано в решении стратегических проблем современного существования природы на земле». Ничего себе Арнольд завернул!
. . . У меня много приятелей из научного мира. И все они, как один, годами, десятилетиями упорно вышагивали по каменистым научным ландшафтам. Ибо кому ж неизвестно, насколько тяжелы те научные тропы. Но Арнольд, от которого я слова из научной терминологии никогда не слышал и вдруг: «Данная книга представляет собой эвристически философское научное исследование». Проще говоря, приятель мой совершенно неожиданно не только для меня, но, пожалуй, для всех, кто его знал по «Красной звезде», написал вдруг трактат такой глубины и такой степени сложности, что даже оценить его содержание не каждому из нас под силу.
«До настоящего времени ни одна наука, ни с какой точки зрения не дала объяснения понятию «интеллекта». И так уж случилось, что удивление и сомнение, объединившись на долгие годы, захватили мое сознание и заставили заниматься этим, казалось бы, безнадежным делом. Проведение серьезного исследования в данной области представлялось невозможным из-за отсутствия времени, а за неимением других вариантов от идеи пришлось отказаться на долгие годы. Однако, поселившись в мозгу, мысль о проблеме интеллекта с течением времени стала жить своей собственной жизнью. Это означало, что практически любая личная или производственная ситуация, требующая какого-либо «умственного» выбора, проходила непрерывное сканирование, а мысль служила для сканирования эталоном».
Мне надо здесь перевести дыхание и просто осмыслить весь масштаб сделанного Арнольдом, потому, что «теория интеллекта, как новое знание дает человеку шанс с этим новым знанием сделать осмысленный шаг на следующий виток своей эволюции». Ни больше и не меньше. То есть, я, конечно, прекрасно понимаю, что с появлением книги Казьмина «Теория интеллекта», ничего в этом подлунном мире не просто существенно, но даже никак не изменидлсь. И о его совершенно уникальном научном труде многие, если не все, мои потенциальные читатели узнают только лишь из этих заметок. Но само узнавание, равно как и полнейшее безразличие социума к новому слову в философии, политологии, наконец, просто в нашей с вами ментальности ровным счетом ни о чем еще не говорит. Не забывайте, что вертолет был изобретен легендарным Леонардо да Винчи, а впервые построен нашим соотечественником Б. Н. Юрьевым лишь ровно 300 лет спустя. Интеллект не железка, пусть и летающая, и с приоритетом по его оценке, расчетам человечество, смею полагать, разберется несколько шустрее. Однако как бы там ни было, а пусть только предчувствие полной, исчерпывающей истины о нем по праву теперь принадлежит моему приятелю Арнольду Константиновичу Казьмину. И как же мне было не радоваться по такому поводу. Тем более, что со временем наши дружеские отношения только крепли. Мы стали часто встречаться не только по делам, но и просто потому, что нас тянуло друг к другу. И я ночи напролёт мог слушать его песни…
В решающей степени благодаря Казьмину вышла в свет моя книга «Босая душа или Каким я знал Высоцкого». К другой моей книге «Заметки для внука» Арнольд написал предисловие, где были такие строки: «С интересом я читал эту книгу, потому как ожидал: а чем же ещё выдумщик Миша меня порадует. У меня есть право на подобное приватное обращение к автору – с Захарчуком мы дружим значительную часть прожитой нами жизни. И не побоюсь этого определения – душевно дружим, к обоюдному удовольствию».
А потом Казьмин стал выпускать (на собственные сбережения!) «Российскую философскую газету». И, разумеется, я стал оказывать другу всяческую посильную помощь, не переставая дивиться его невероятно быстрому продвижению в «науку наук», которую по праву называют философию. В этом смысле небезынтересны мысли моего товарища, рождённые в его упорных специфических трудах:
«До настоящего времени ни одна наука, ни с какой точки зрения не дала объяснения понятию «интеллект». И так уж случилось, что удивление и сомнение, объединившись на долгие годы, захватили моё сознание и заставили заниматься этим, казалось бы, безнадёжным делом».
*
«Основная проблема изучения интеллекта заключается в наличии резких границ между философско-психологическими взглядами на его природу (существует более десяти направлений исследования интеллекта) и результатами исследования биологов, идущих своими фундаментальными «дорогами» по проблемам мозговой деятельности».
*
«Принято считать, что общественное становление человека началось, примерно, 1, 5-1, 6 млн. лет назад, а завершилось около 40 тысяч лет назад. Однако есть все основания предполагать, что это неверное представление, так как общественные процессы далеки от завершения».
*
«Поскольку доказано, что только личность, обладающая высоким уровнем нравственности может участвовать в поисках благого бытия, то наличие этого главного качества и должно быть основным при формировании органов управления любого человеческого сообщества.
*
«Первые же примеры расчётов уровней интеллектуальных процессов таких известных в истории личностей, как Ленин, Сталин, Гитлер и Черчилль, по предложенной мной методике, показали, что только Черчилль имел безоговорочное право руководить значительным коллективом людей».
*
«Теория интеллекта, как новое знание даёт человеку шанс с этим новым знанием сделать осмысленный шаг на следующий виток своей эволюции».
*
«Невообразимый мир природы и человека в нём, не уступающий по тайнам существования загадкам Вселенной, вероятно, никогда не будет познан до конца, потому, что конца, по всей видимости, нет. Однако, пока жив человек, он будет искать ответы на все вопросы, которые ещё есть в жизни, и будет исследовать себя до последней тайны своих физиологии и психологии. И человек до такой степени препарируется в попытках отыскать источник интеллекта, что возникает мистическое чувство о самосохранении последнего».
*
«Выражение «борьба с силами природы» стало привычной характеристикой естественного положения человека в мире, хотя причинно-следственная связь такого явления, как человек, ещё не определена. Однако вполне очевидно, что человек при всём своём могуществе не может и не должен одолевать силы природы. Он только может обратить эти силы себе на пользу, найти способы защититься от нежелательных природных явлений, но ни в коем случае не нарушать законы природы. Если когда-либо такое произойдёт на нашей планете, это будет концом её существования».
*
«Вся многолетняя история человечества - это история развития свойств человеческого мозга, и то, что человеку до сих пор не удалось найти и обеспечить себе достойную форму существования, доказывает только одно: ему пока неизвестны природные законы этих свойств, а значит, он не может использовать их в своей общественной жизни».
*
«Для нас, живущих в этом мире, должно стать общей верой и волей сохранения этого мира, созданного, в том числе, и для человека, которому доверена одна из ответственнейших миссий».
*
«До сих пор человечество так и не уяснило до конца, кто же это такие – люди искусства (музыканты, поэты, художники и т. д. )? И сами эти люди, признавая, что общество строится на разумных, а не чувственных началах, зачастую не понимают, зачем природа наделила их этим даром и каково место их профессии в общественном существовании».
*
«Человек рождается в хаосе и движется в развёртывании и организованности своих свойств к порядку, нравственности и добру, и если в начале своего пути он не будет окружён заботой и добром, в нём будет формироваться зло».
*
«Если в обществе нет принципов заботы, или они провозглашены формально, то неизбежно накапливается зло, и в конечно итоге рушится система управления обществом; так происходит до бесконечности, пока в обществе не будут созданы нравственные принципы формирования управленцев».
*
«Управлять себе подобными может только человек, понимающий всех, а на это способен только альтруист, и только при правлении альтруистов можно будет обеспечить состояние динамического равновесия, которое будет обеспечивать не получение преимуществ одного человека перед другим, а достойное существование всех членов общества».
*
«Именно насилие, а не договор, всегда лежало в основе всех общественных формаций и государств. И эта ситуация сохраняется в наше время, несмотря на все терминологические ухищрения и теоретические изыскания современных философов, историков и социологов, выясняющих бесконечные сущности происхождения и смысла государства».
*
«Мой отец был труженик, каких трудно отыскать. На войне служил в пехоте командиром взвода. Дважды контужен: на Курской дуге и при взятии Кенисгберга. Ранен в Китае, где служил в 39 армии. Награждён орденами: Красного знамени, Красной звезды, Отечественной войны Ш степени, несколькими медалями. Его понимание жизни и происходящих в ней событий было очень необычным. Так относительно почестей фронтовикам он говорил: «Нас величать не надо. Мы Родину защищали и счастливы, что остались живы, можем растить детей. Надо окружать заботой детей и женщин, чьи мужья не вернулись с войны. И не надо считаться, кто предатель, кто дезертир, а кто пропал неизвестно где. Родина, как мать она всех своих детей простит. После первой чеченской войны отец остался в Грозном один (мачеха покинула его). Переехал в Москву к детям. А когда умер – на Долгопрудненском кладбище мы купили место захоронения в секторе ветеранов войны за 60 тысяч рублей. . Видно мало защищать Родину, надо ещё, чтобы она была твоей матерью».
А потом Арнольда на долгие годы болезнь сделала недвижимым…
Из письма Чумакова Александра Николаевича, доктора философских наук, профессор: «Есть ещё одна проблема, которую нельзя оставить без внимания. Она касается «Российской философской газеты», основанной и выпускавшейся до последнего времени (на собственные средства) членом Президиума РФО, человеком широкой души и истинным подвижником, ценителем философии Казьминым Арнольдом Константиновичем. К великому сожалению, с декабря 2013 года Арнольд Константинович находится в глубокой коме, и судьба газеты без участия философского сообщества практически предрешена. В Президиум РФО поступают просьбы не оставлять газету на произвол судьбы, но без деятельного участия тех, кто мог бы оказать реальную поддержку в решении этой задачи, изменить ситуацию пока не представляется возможным».
Из письма кандидата биологических наук Елены Ростиславовны Карташовой: «В третьем номере журнала «Вестника РФО» была объявлена подписка на «Российскую философскую газету», но из-за финансовых затруднений и тяжелой болезни главного редактора А. К. Казьмина в новом 2014 году выход газеты де-фáкто остается под вопросом. Через «Вестник РФО» мне хотелось бы поблагодарить всех сотрудников газеты, ставивших своей главной задачей соединение людей для достижения гражданских целей на основе «великой идеи нравственности».
Не хочется думать, что читатели РФГ будут лишены приобщения к взаимосвязям между философией и жизнью, которую несла широкому кругу общественности «Российская философская газета», в том числе и педагогам высших и средних учебных заведений разнообразного профиля. Выражаю надежду, что Российское философское общество изыщет возможность сохранить полюбившуюся читателями газету с прежней направленностью, базирующейся на идеи нравственности»
Конечно же, философская газета приказала долго жить. А теперь уже нет с нами и её основателя - удивительного творца-философа Арнольда Казьмина. Вечная тебе память, мой славный друг, и земля пухом!

Михаил Захарчук