Увлечение

В мире не бывает плохих народов, а герои и подлецы есть и среди русских, и среди англичан, и среди украинцев, и среди немцев, и среди крымских татар…

Говоря об истории участия крымских татар в Великой Отечественной войне, нужно признать, что этот народ пережил настоящую трагедию. Пока одна его часть дралась с фашистами, другая встала на путь коллаборационизма и предательства, пособничая гитлеровцам в совершении самых страшных преступлений. А вслед за этим в 1944 году кара в виде депортации обрушилась на головы не только тех, кто действительно был виновен, но зачастую и на ни в чём не повинных…

Но не о подлецах пойдёт сегодня речь, а о герое. О человеке, являющемся не только гордостью крымских татар и дагестанских лакцев, но и, в полном смысле этого слова, героем Советского Союза.

Амет-Хан Султан родился 25 октября 1920 года в Крыму, в городе Алупка, в семье выходца из дагестанского аула Цовкра, лакца по национальности, и крымской татарки.

Его детская биография не содержала в себе ничего героического — 7 классов школы, железнодорожное училище, рабочая специальность… Но увлечённость небом, распространённая среди советской молодёжи 1930-х, коснулась и его. Молодой рабочий занимался в аэроклубе, осваивая профессию лётчика.

И когда в феврале 1939 года Амет-Хан оказался в армии, «гражданское» увлечение небом решило его дальнейшую судьбу. Он был направлен в знаменитую Качинскую военную авиационную школу, из которой в 1940 году Амет-Хан вышел уже в звании младшего лейтенанта.

Таран над Ярославлем

Истребительный полк Амет-Хана, оснащённый самолётами И-15 и И-153, встретил войну в Молдавии. В бои с фашистами молодой лётчик вступил с первого дня войны. Осенью 1941 года его полк дрался с немцами у Ростова-на-Дону. После тяжёлых потерь полк перевели на переформирование и переобучение. Теперь Амет-Хану предстояло сражаться на британском «харрикейне».

В марте 1942 года полк Амет-Хана Султана вошёл в состав ПВО Ярославля. Войска гитлеровцев не дошли до города, но авиация противника наносила по нему бомбовые удары.

31 мая 1942 года город был атакован «юнкерсами». Советские истребители вступили в схватку. Амет-Хан Султан, израсходовав все боеприпасы, настиг противника и таранил его. «Харрикейн» застрял в «юнкерсе», но советский лётчик выбрался из кабины и приземлился при помощи парашюта. За подвиг в небе Ярославля Амет-Хан Султан был награждён орденом Ленина.

В 1942 году лётчик, пересевший на истребители марки «Як», отличился в боях под Воронежем и Сталинградом, зарекомендовав себя настоящим асом воздушных схваток.

Воздушный спецназ Сталина

В этот момент советское командование приняло решение создать своеобразный «воздушный спецназ» из лучших советских пилотов для борьбы с элитой люфтваффе. Таким «спецназом» стал 9-й гвардейский истребительный авиационный полк. Чтобы понять, какие лётчики были собраны в этом полку, достаточно сказать, что в нём воевали 28 Героев Советского Союза, 25 из которых получили это звание, сражаясь в «воздушном спецназе».

Советский летчик Валерий Павлович Чкалов, 1937 год. Свой в небе. История жизни и смерти летчика Валерия Чкалова

В состав этого подразделения вошёл и Амет-Хан Султан. Он сбивал немцев, воюя на «Яках», затем на американской «Аэрокобре», а завершал войну на истребителе Ла-7. Казалось, техники, неподвластной этому пилоту, просто не существовало.

В августе 1943 года капитану Амет-Хану Султану было присвоено звание Героя Советского Союза.

В январе 1944 года Амет-Хан и его боевой товарищ, Герой Советского Союза Иван Борисов, сумели захватить самолёт противника, принудив гитлеровского пилота к посадке на советский аэродром. Интересно, что Амет-Хан освоил захваченный немецкий самолёт связи почти сразу, совершив на нём самостоятельный полёт.

Всего за время войны Амет-Хан Султан лично сбил 30 самолётов противника и ещё 19 — в составе группы. 29 июня 1945 года гвардии майор Амет-Хан Султан стал дважды Героем Советского Союза.

Герои и предатели

Разбрасываться элитой авиации после войны не стали, и по личному приказу Сталина все лучшие асы были направлены на учёбу в военные академии. Туда же поступил и Амет-Хан Султан, несмотря на то, что в своих анкетах упрямо выводил «национальность — крымский татарин». После депортации 1944 года для такого поступка необходимо было мужество, тем более что лётчик легко мог указать национальность отца.

«Он, Алексей Маресьев, совестливый мужик был». Кадр из фильма «Повесть о настоящем человеке». Настоящий человек. Подлинная история летчика Алексея Маресьева

Впрочем, у советской власти к самому Амет-Хану Султану претензий не было. Как не было никогда претензий к ней и у самого аса, который считал себя именно советским человеком, интернационалистом и с равной теплотой относился к Крыму, Дагестану и Москве, ставшей его новым домом.

При этом семью Амет-Хана трагедия, происшедшая с крымскими татарами во время войны, затронула напрямую. Родители лётчика остались в оккупации, и в 1943 году командование отдало приказ партизанам вывезти их на Большую землю. Однако родители ответили отказом, а самих партизан окружили полицаи. Группе пришлось прорываться с боем.

Тем не менее родителей героя после войны не тронули, а вот брат Амет-Хана, Имран, был арестован органами НКВД как лицо, сотрудничавшее с оккупантами. Имран Султан служил в так называемой вспомогательной полиции…

Испытатель

Но вернёмся к самому Амет-Хану. Через несколько месяцев обучения в академии подполковник Амет-Хан Султан подал рапорт об отчислении и увольнении со службы.

Дело было не в политике и не в «пятом пункте» — боевой лётчик с горечью признал, что для обучения в академии ему элементарно не хватает образования.

Александр Покрышкин, 1942 год. Ахтунг, Покрышкин! Легенды и мистика сопровождали летчика с самого рождения

После увольнения со службы он на несколько месяцев оказался в подвешенном состоянии. Никем, кроме как лётчиком, он себя не видел, но становиться пилотом на гражданских трассах не хотел — слишком простая работа.

Помогли боевые друзья, замолвившие за него слово в высоких инстанциях — сам за себя гордый Амет-Хан просить не умел. И в феврале 1947 года он стал лётчиком-испытателем Лётно-исследовательского института в Жуковском.

Это было дело, наиболее подходившее для пилота, за годы войны успешно освоившего целый ряд отечественных и зарубежных самолётов.

Друг за друга

В начале 1950-х годов в СССР шли испытания пилотируемого аналога самолёта-снаряда «Комета». Самолёт-снаряд запускал двигатель, затем отделялся от самолёта-носителя и производил автономный полёт. Во время одного из испытаний сброс самолёта-снаряда произошёл раньше положенного времени, и двигатель не был запущен. Новая машина оказалась в свободном падении, и командование приказало Амет-Хану Султану немедленно прыгать. Однако лётчик боролся до конца, запустил двигатель у самой земли и сумел посадить машину.

В конце 1950-х годов Амет-Хан Султан совершил десятки, если не сотни испытательных полётов по программе разработки катапультных кресел для лётчиков и космонавтов. Его постоянным напарником был испытатель Валерий Головин, который и выполнял катапультирование.

12 ноября 1958 года на самолёте МиГ-15УТИ, в котором находились Султан и Головин, произошло несанкционированное срабатывание порохового патрона катапульты. В результате у самолёта оказался пробит бак, а Головин был зажат катапультным креслом. Разгерметизированную кабину заливал авиационный керосин, хлеставший так, что не видно было приборной доски. В любую секунду мог возникнуть пожар, и руководитель полётов отдал команду Амет-Хану покинуть самолёт.

Однако оставить товарища лётчик не мог. В совершенно немыслимых условиях, при ежесекундной угрозе пожара и взрыва, Амет-Хан Султан посадил самолёт, сумев спасти и Валерия Головина, и машину.

Предсказание

Испытатели — люди с железным характером. Через некоторое время Амет-Хан Султан и Валерий Головин вновь вместе поднялись в небо, продолжая испытания. Для кого Головин при катапультировании испытывал тяжёлый и неповоротливый скафандр, Амет-Хан понял уже после полёта Юрия Гагарина.

Помогал Амет-Хан Султан космонавтам и в освоении невесомости. Он был одним из пилотов «воздушной лаборатории», на которой при выполнении так называемой «горки» создавалось ощущении кратковременной невесомости. Через такие полёты проходили все отечественные космонавты.

Осенью 1970 года в ЛИИ имени Громова состоялось празднование 50-летия Амет-Хана Султана. На торжество собрались его боевые товарищи, лётчики-испытатели, конструкторы, гости из Дагестана и Крыма, где он часто бывал и где его очень любили. Смущённый такими почестями лётчик благодарил всех за тёплые слова. А когда кто-то из друзей заметил, что, мол, пора уже передавать опыт молодым, Амет-Хан ответил горской притчей: «Когда старый орёл предчувствует приближение смерти, он из последних сил рвётся ввысь, поднимается как можно выше. А потом складывает крылья и летит камнем на землю. Поэтому горные орлы умирают в небе — на землю они падают уже мёртвые…»

На эти слова никто из друзей не обратил особого внимания в тот радостный вечер. Да и сам Амет-Хан Султан вряд мог предполагать, что притча эта окажется пророчеством.

1 февраля 1971 года во время испытания нового двигателя на летающей лаборатории Ту-16 произошла катастрофа. Экипаж во главе с дважды Героем Советского Союза, заслуженным лётчиком-испытателем СССР Амет-Ханом Султаном погиб.

Память

Его именем названы улицы в разных городах СССР, в родной Алупке, в подмосковном Жуковском, где он жил, работая в ЛИИ имени Громова, аэропорт в Махачкале…

Герой живёт, пока его помнят. Мы очень часто помним не тех, кто этого достоин, забывая о тех, чьей памятью должны дорожить.

В 2010 году в городе Ярославле при поддержке местных предпринимателей и бизнесменов Дагестана был установлен памятник Амет-Хану Султану. Памятник установлен недалеко от места, надо которым в 1942 году мужественный лётчик таранил фашистский «юнкерс», спасая город от врага.

Андрей СИДОРЧИК

http://www. aif.ru/society/history/orly_umirayut_v_nebe_zhizn_i_bessmertie_amet-hana_sultana