Рассуждения о том, что где-то может существовать другая реальность, и не одна, формировали предпосылки к зарождению нового раздела физики, занимающегося проблемами времени. Научные сведения постоянно умножались по мере развития человечества, увеличивался список необъяснимых явлений с точки зрения официальной науки, выстраивалась все более детальная картина окружающего мира: теоретики и практики подошли вплотную к разгадке сущности параллельных миров.

Итак, что же мы знаем сегодня? Следует отметить сразу: официального определения параллельных миров не существует. Приблизительно оно могло бы звучать так: «Параллельный мир (или альтернативная реальность) – это гипотетический мир, который в большинстве случаев отличается от нашей нулевой реальности иным течением истории и соответственно другими географическими, общественными параметрами». Сколько существует параллельных миров? Достоверно неизвестно. В научно-популярной литературе и фантастике по-разному отвечают на этот вопрос. Писатель-фантаст Александр Казанцев считал, что существует два параллельных мира (с нашим миром – три). Первый относительно нас слегка спешит во Времени (оттуда прилетают НЛО), а второй – слегка тормозит в развитии (оттуда попадают «недоразвитые» снежные люди). Существуют произведения, в которых количество параллельных миров исчисляется десятками, сотнями и даже тысячами. В последнее время наиболее вероятным числом признается бесконечность, поскольку из недоказанности постоянства Времени следует вывод, что любой наш поступок, действие или бездействие под влиянием внешних факторов может создать отдельную реальность. Впрочем, недавно физики из Стендфордского университета снова удивили мир: они подсчитали приблизительное количество параллельных Вселенных. Ученые пришли к выводу, что всего может существовать около 10 в 1010000000 степени альтернативных реальностей…

Можно составить весьма внушительный список феноменов, связанных с параллельными мирами. Так, в начале 20 века в Париже был задержан человек, страдающий амнезией, в кармане у которого обнаружили странную карту. Земля, изображенная на ней, кардинально отличалась от той, что известна нам…

Мистическая история случилась с Евгением Петровым в конце 30-х годов прошлого века. Писатель Евгений Петров (да-да, соавтор книги «Двенадцать стульев») имел странное и редкое хобби: всю жизнь коллекционировал конверты… от своих же писем. Делал он это так: отправлял письма в какую-нибудь страну. Все, кроме названия государства, он выдумывал: город, улицу, номер дома, имя адресата, поэтому через месяц-полтора конверт возвращался к Петрову, но уже украшенный разноцветными иностранными штемпелями, главный из которых был: «Адресат неверен». В апреле 1939 года писатель решил потревожить почтовое ведомство Новой Зеландии. Он придумал город под названием «Хайдбердвилл», улицу «Райтбич», дом «7» и адресата «Мерилла Оджина Уэйзли». В самом письме Петров написал по-английски: «Дорогой Мерилл! Прими искренние соболезнования в связи с кончиной дяди Пита. Крепись, старина. Прости, что долго не писал. Надеюсь, что с Ингрид все в порядке. Целуй дочку от меня. Она, наверное, уже совсем большая. Твой Евгений». Прошло более двух месяцев, но письмо с соответствующей пометкой не возвращалось. Решив, что оно затерялось, Евгений Петров начал забывать о нем. Но вот наступил август, и он дождался… ответного письма. Поначалу Петров решил, что кто-то над ним пошутил в его же духе. Но, когда он прочитал обратный адрес, ему стало не до шуток. На конверте было написано: «Новая Зеландия, Хайдбердвилл, Райтбич, 7. Мерилл Оджин Уэйзли». И все это подтверждалось синим штемпелем «Новая Зеландия, почта Хайдбердвилл». Текст письма гласил: «Дорогой Евгений! Спасибо за соболезнования. Нелепая смерть дяди Пита выбила нас из колеи на полгода. Надеюсь, ты простишь за задержку письма. Мы с Ингрид часто вспоминали те два дня, что ты был с нами. Глория совсем большая и осенью пойдет во второй класс. Она до сих пор хранит мишку, которого ты ей привез из России».

Петров никогда не ездил в Новую Зеландию, и поэтому он был тем более поражен, увидев на фотографии крепкого сложения мужчину, который обнимал… его самого, Евгения Петрова! На обратной стороне снимка было написано: «9 октября 1938 года». Тут писателю чуть плохо не сделалось: ведь именно в тот день он попал в больницу в бессознательном состоянии с тяжелейшим воспалением легких. Тогда в течение нескольких дней врачи боролись за его жизнь, не скрывая от родных, что шансов выжить у больного практически нет. Чтобы разобраться с этим то ли недоразумением, то ли мистикой Петров написал еще одно письмо в Новую Зеландию, но ответа уже не дождался: началась вторая мировая война. Евгений Петров с первых дней войны стал военным корреспондентом «Правды» и «Информбюро». Коллеги его не узнавали: он стал замкнутым, задумчивым, а шутить вообще перестал. В 1942 году самолет, на котором Петров летел в район боевых действий, пропал, скорее всего, был сбит над вражеской территорией. А в день получения известия об исчезновении самолета на московский адрес Петрова поступило письмо от Мерилла Уэйзли. Тот восхищался мужеством советских людей и выражал беспокойство за жизнь самого Евгения. В частности, Уэйзли писал: «Я испугался, когда ты стал купаться в озере. Вода была очень холодной, но ты сказал, что тебе суждено разбиться в самолете, а не утонуть. Прошу тебя, будь аккуратнее – летай, по возможности, меньше. . . »

В 1954 году в Японии во время паспортного контроля в одной из гостиниц задержали подозрительного иностранца. В принципе, его паспорт был в полном порядке за исключением того, что документ выдало правительство государства Туаред, которое никогда не существовало в нашей реальности! Возмущенный «туаредчанин», решивший по-видимому, что его разыгрывают, утверждал, что его страна находится в Африке, между Мавританией и Французским Суданом. Когда же ему показали карту, где на месте большей части Туареда находится Алжир, мужчина испытал настоящий психологический шок. В итоге иностранец попал в японский сумасшедший дом. Тайна паспорта, выданного неведомой страной, так и не была раскрыта. Стоит добавить, что в указанном месте действительно проживает народ туарегов. Но они никогда не обладали суверенитетом…

Исследования продолжаются. Наука не может пока ответить на многие вопросы мироздания, но прогресс не стоит на месте. И кто знает, может быть, мы когда-нибудь будем путешествовать по другим реальностям так же свободно, как сейчас перемещаемся по своему миру. Сможем бывать там на экскурсиях, в отпуск ездить…