Цитаты из вышедшей книги "Славянский разлом: украинско-польское иго в России".

1. Борьба с языческой верой

Не стоит забывать и попытки немцев в ХII-ХIII веках закрепиться под эгидой христианства в языческой Литве. По описанию тех же романовских историков, здесь велась уже ожесточённая борьба с коренным населением. Рассказы об агрессии папства, о притворно крестившихся местных народах, о восстаниях против католических орденов – излюбленная тема Ключевского, Соловьёва и др. Но вот когда речь заходит о юго-западной колонизации в центральной части современной России, то тут презентуется благостная картина.

2. Геополитическая конструкция

Если называть вещи своими именами, то афонские технологи планировали, с одной стороны, с выгодой для себя «окормлять» огромные территории, а с другой – сбыть объединённый религиозный актив в лице «варварских территорий» тому же Риму в уплату за поддержку Византии в борьбе против неверных. Отсюда та настойчивость, с которой поставленные Константинополем митрополиты проводили религиозное сплочение «всея Руси.

3. «Троянский конь» во власти

Инструментарий Смуты следует дополнить ещё одним фактором, который поможет осмыслить реалии той поры. Понятие пятой колонны ранее было абсолютно неприемлемо, поскольку резко противоречило историографическому концепту. Из кого она состояла, какие интересы связывали её с поляками? – подобные вопросы не могли быть даже поставлены в рамках утвердившейся со времён Нового летописца схемы. О существовании в московских элитах со времён Василия III пропольской группировки, костяк которой состоял из литовско-украинских выходцев, старались вообще не упоминать. Властные претензии последних были перечёркнуты опричниной, после чего последовали четыре десятилетия прозябания на задворках власти. Самостоятельно вернуть утраченные позиции, не говоря уже о большем, не представлялось возможным.

4. Режиссёры раскола

Нашу церковь силой вбивали в новый религиозный формат: от предания анафеме старых обрядов до требования священникам облачаться по греческому покрою. Всё это производило настолько тяжёлое, удручающее впечатление, что даже романовские историки констатировали нетактичность происходившего. Стремясь минимизировать негатив, они подчёркивали, что избыточная суровость могла стать только делом чужих рук, то есть греков, заправлявших ходом собора. Тем самым из-под критики выводились украинские церковные деятели, которые как бы оказывались в тени.

5. Архитекторы Белого движения России

Крах царизма ознаменовал конец украинско-польского засилья в верхах. От этого выиграли все те многочисленные народы, на эксплуатации которых в течение двух с лишним веков паразитировала романовская элита. Однако, оставить без сопротивления давно облюбованную колонию, именуемую Россией, эти господа не желали. Если посмотреть, кто пытался задушить молодую советскую республику в зародыше, то украинско-польско-немецкий оскал поверженных хозяев отчётливо проявляется. Они с остервенением бросились выправлять положение. А потому нужно вспомнить лидеров Белого движения, которое, как нас уверяли и уверяют, вобрало в себя «лучших сынов родины», истинных патриотов России.

6. КГБ против украинской группы

Андропов намеревался вытеснить с партийно-советской верхушки оккупировавшие её украинские кадры. Он успел провести отставки не просто сильных, но и знаковых фигур этого клана, хозяйничавшего в стране. Речь о министре внутренних дел Н. А. Щёлокове и первом секретаре Краснодарского крайкома КПСС М. Ф. Медунове. Падение закадычных брежневских друзей означало, что вскоре очередь дойдёт до многих. . . . Что касается так называемых патриотов, то Андропов прекрасно понимал, что имеет дело не с чем иным, как со вторым изданием украинской группы. Если эти патриоты чем-то и отличались от брежневских украинцев, то только тем, что назывались «русской партией», да неуёмной тягой к РПЦ, где также заправляла братская им украинско-южная группировка. В остальном же эти хлопцы напоминали тех, кого Андропов собирался выдавливать с партийно-советских верхов. Окажись у кормила власти, эти «русские патриоты» благополучно продолжили бы паразитировать на стране, культивируя церковно-селянский дух в стиле дореволюционного черносотенства.

7. Монархический проект в наше время

Сегодня те же силы, оправившись от советского удара, разъев СССР изнутри, жаждут возобновить своё господство, трезвоня о возвращении к «коренному», то есть к тому же государственно-церковному всевластию. На наших глазах вновь воспроизводятся монархическо-православные механизмы, обкатанные при Романовых. И этому нельзя положить конец, пока отечественная история будет находиться под их неусыпным контролем.

Александр Пыжиков

Комментарий

Всё то, что написано без дат, нужно подвергать сомнению. Здесь только одно указание времени - "Не стоит забывать и попытки немцев в ХII-ХIII веках закрепиться под эгидой христианства в языческой Литве". . . . . . . . . . . . . . . . . . Немцы стали поселяться на границах литовской земли с конца XII века - начала XIII века, и с каждым годом немцы продвигались все дальше. К концу XIII в. немцы подчинили себе пруссов, латышей и жемгалу. В борьбе с крестоносцами балтийские племена образовали Великое княжество Литовское, С конца XIII века и в XIV веке территория княжества росла так, что достигла берегов Чёрного моря. Вскоре к ВКЛ добровольно присоединился остаток удельных княжеств на территории современной Беларуси: Полоцк - в 1307 году; Витебск - в 1320 году; Брест, Минск, Туров и Пинск - в 1320 - 1330-е года; Мстиславль - в 1358 году. В 1385 году великий князь литовский Ягайло Кревский обязался объединить Литву и Польшу в унии в случае его избрания польским королём. В 1386 году он был коронован, а в 1387 он официально крестил Литву.

Борьба с Тевтонским орденом продолжалась, а в 1410 году орден был разбит в Грюнвальдской битве объединёнными войсками Литвы во главе с Витовтом и Польши во главе с Ягайло. После Грюнвальдской битвы к Литве была присоединена Жмудь. С конца правления Витовта за государством окончательно закрепилось название — «Великое княжество Литовское, Жемайтское и Русское». Государственным языком (языком работы великокняжеской канцелярии) в Великом княжестве Литовском был старо- белорусский язык. Современный литовский язык употреблялся в основном в домашнем общении на территории расселения литовского этноса.

В 1440 - 92 Казимир Ягеллон подчинил Польше Пруссию, посадил своего сына на чешский и венгерский троны. С 1492—1526 существовала политическая система государств Ягеллонов, охватывавшая Польшу (с вассалами Пруссией и Молдавским княжеством), Литву, Чехию и Венгрию. В 1569 была заключена уния с Польшей в Люблине. По её условиям украинские земли Великого княжества Литовского были переданы Польше — ранее в неё входили только Русское, Хелмское и Белостокское воеводства. Согласно акту Люблинской унии Литвой и Польшей правил совместно избираемый король, а государственные дела решались в общем Сейме. Однако правовые системы, армия и правительства оставались отдельными.

В XVI—XVIII веках в Великом княжестве Литовском господствовала шляхетская демократия, происходила полонизация шляхты и её сближение с польской шляхтой. В XVIII веке, после Северной войны, Польско-литовское государство пришло в упадок, попав под протекторат Российской империи. В 1772, 1793 и 1795 годах вся территория Польши и Литвы была поделена между Россией, Пруссией и Австрией. Великое княжество Литовское было присоединено к России.

Наполеон очень надеялся на польско-литовского дворянство, которое и на самом деле перешло на его сторону в 1812 году, В истории остались польско - литовские восстания 1830—1831 и 1863—1864 гг. , которые окончились поражением.

Всеволод Новопашин