На выборах мэра в 2013 году, у ставленника губернатора Андрея Воробьева, полковника МЧС Андрея Войтюка, был минимальный кредит доверия жуковчан. Иначе бы он не стал мэром нашего города. А в дальнейшем Андрей Войтюк не озадачился укреплением своего авторитета. Закономерный результат - в октябре прошлого года жуковчане, на городском протестном митинге, потребовали отставки мэра, рейтинг которого. опустился, как говорится, ниже плинтуса. Но тогда Войтюк проигнорировал народный вердикт.
Но, сколько веревочке не виться. . . 13 ноября Войтюк бесславно ушел в отставку.

Сергей Муравьев

История неудачного хождения во власть Андрея Петровича Войтюка опубликована на сайте ЖВ
http://www. zhukvesti.ru/articles/detail/2339/

«Прощание славянки» для отставного полковника

Наталья Знаменская

Андрей Войтюк закончил карьеру жуковского градоначальника. Чем ознаменовались 5 лет его правления в наукограде?

История хождения во власть Андрея Петровича Войтюка мало походила на закономерность. Скорее всего, он и сам не думал, что ирония судьбы выкинет такой фортель. Командир воинской части МЧС вполне комфортно чувствовал себя на окраине города в Наркомводе, под патронажем самого Шойгу, при полном достатке и четком понимании своих функций – усердно содержать базу МЧС, встречать и провожать высокое начальство, обслуживать ведомственные борта на аэродроме ЛИИ. Казалось, ничего не могло изменить этих прекрасных будней, которые несомненно вели к спокойной и безбедной пенсии. Он даже домик себе построил там же, в Навкомводе, в садовом товариществе: добротный, двухэтажный, из красного кирпича, с видом на аэродром и Москву-реку.

Однако в 2012 году Сергея Кужугетовича Шойгу отправили управлять Московской губернией. Никто до сих пор не знает, что это было: нечаянное падение самого непотопляемого кремлевского тяжеловеса или тактический ход перед новым взлетом. Сейчас это уже не имеет значения. Так или иначе, Шойгу стал активно менять громовских управленцев на собственных. И МЧСовский контингент здесь явно имел фору. Во всяком случае, в строптивом Жуковском, где цаговский лес звучал как символ недоверия власти, а личность Шойгу внушала надежды на перемены. Особенно после того, как ярко-медийный губернатор появился в Жуковском и погрозил пальцем местному главе Александру Бобовникову.

Абсолютно неважно, что замену Бобовникова на Войтюка привел в исполнение не сам Шойгу, а его преемник Андрей Воробьев. Очевидность того, что свеженазначенный министр обороны оставил за собой право влиять на события в Подмосковье, не отметил только ленивый. Андрей Воробьев – сын друга и соратника Шойгу по МЧС, который к тому времени обладал постом сенатора Совета Федерации. И Воробьев-младший никогда не скрывал более чем номенклатурную и чуть ли не родственную связь с Сергеем Кужугетовичем. Об этом он весьма откровенно поведал в телеинтервью Владимиру Познеру на первом канале ТВ.

По сути, Андрей Воробьев сделал то, что завещал его покровитель. Да, не с изяществом опытного политика, но в полном соответствии с жанром договорного права он заявил жителям Жуковского за месяц до выборов нового главы города: вот вам Войтюк, он мой кандидат. И недвусмысленно заявил, что это условие областных инвестиций в наукоград. «Я должен знать и быть уверен в том, под кого выделяются средства». С этого момента выборы фактически закончились, хотя впереди была предвыборная кампания со всеми формальными признаками конкуренции. И, надо признать, она прошла не так гладко, как, наверное, хотелось Андрею Воробьеву. Все заготовки единороссовских политтехнологов скорее насторожили пассионарных жуковчан по отношению к Войтюку, которого они практически не знали, чем породили доверие к его личности. Достаточно вспомнить очереди в местах, где карточки с отметкой о голосовании за «Александра Петровича Войтюка» меняли на деньги. Такого позора и унижения наукоград Жуковский не демонстрировал никогда.

Командный подход

Один областной чиновник как-то сказал мне: «Войтюк ценен тем, что умеет работать в команде». «Возможно, – ответила я. – Вопрос лишь в том, что это за команда, на которую он работает».

Это стало понятно довольно быстро, когда в город потекли варяги. Сначала пришел химкинский чиновник Манин, которого Войтюк представил как своего ставленника. Затем подтянулся его коллега из того же города Харитонов. Оба занимались дорогами и благоустройством, после которого счетная палата не досчиталась миллионов бюджетных денег. Было даже уголовное дело ввиду того, что в бюджетном учреждении по благоустройству обнаружились «мертвые души», зарплату которых получал некто, похожий на начальника МБУ Харитонова. Но следствие удовлетворилось «стрелочником», который взял на себя вину и условный срок, на том дело и закончилось. С тех пор этому МБУ хронически не везет: сменилась куча руководителей, но в учреждении упрямо не сходится «дебет с кредитом», а реальное положение дел с бумажным. И каждый год счетная палата находит в нем «нецелевое финансирование» на миллионы рублей, докладывает об этом Совету депутатов, а те делают вид, что это не их дело.

Манин с Харитоновым, между тем, уже несколько лет, как покинули Жуковский, но дело их живет: дорогостоящие дороги по весне сходят вместе со снегом, а благоустройство дворов и улиц за немыслимые бюджетные деньги закатывают в асфальт и избавляет город от деревьев. Прекрасные и полезные липы вдоль улицы Дугина, увы, не пережили командной ценности нынешнего градоначальника.

В связи с этим совсем умер вопрос об особо охраняемых природных территориях, компенсационных посадках за цаговский лес, дубравах и прочей лукавой мифологии, актуальность которой закончилась ровно на следующий день после выборов «инвестиционно привлекательного» полковника, под которого область дает деньги.

С таким же успехом упокоилась надежда горожан на запрет строительства высотного МФЖК на месте бывшего кинотеатра «Звездный». Не прошло и года как свежевыбранный мэр Андрей Петрович Войтюк подписал застройщику разрешение на строительство. Вопреки собственным обещаниям и клятвам губернатора на народном сходе.

Впрочем, народ всегда был чем-то нерациональным в сознании Войтюка. Как непогода во время жатвы. И потому все нововведения на областном уровне, превращающие роль общества в ничтожный продукт, вполне гармонировали с его представлением «о прекрасном». Так было с правилами землепользования и застройки (пресловутыми ПЗЗ), которые глава города принял без одобрения населения, простым поднятием рук Совета депутатов. Стоит отметить, что к тому времени совдеп уже дошел до крайней степени своей деградации после «удачной» спецоперации по фальсификации итогов выборов. И возглавил представительный орган власти сам глава. Дальше именем совдепа можно было решать все, что угодно: от передачи городского имущества кому-либо до изменения Устава города (местной конституции) до неузнаваемости.

Так из юрисдикции города ушла городская больница, и финансовый поток системы ЖКХ в добровольно-принудительном порядке был перенаправлен на МосОблЕИРЦ. В город легко и непринужденно зашла чужая управляющая компании с сентиментальным названием «Наукоград», которая получила в управление большой кусок жуковского жилфонда. Муниципальное предприятие « Теплоцентраль» по решению местной власти возглавил очередной варяг, который инициировал банкротство самой крупной жуковской управляющей компании «Теплоцентраль-ЖКХ… О чем это говорит? О том, что в городе реально идет передел рынка и собственности, где интересы жителей наукограда имеют такую же ценность, как поле чудес в стране дураков.

Ну и, конечно, почти водевильная история с госзакупкам. Таких откровенных конструкций по передаче бюджетных средств нужным подрядчикам в Жуковском не было никогда. Только не надо говорить про стихию рынка и непредсказуемость тендеров. Вот уже несколько лет ЖВ мониторят сайт госзакупок и каждый раз обнаруживается набор из фиктивной конкуренции, завышенных котировок, и пересмотра условий контракта путем дополнительных соглашений. В итоге – текущие крыши, одноразовые дороги и рассыпающаяся набережная на Быковке, где буквально на прошлой неделе провалился в реку экскаватор.

Волшебная сила приказа

Было бы наивно утверждать, что Андрей Петрович Войтюк стал заложником собственного непрофессионализма в таком сугубо гражданском деле, как управление наукоградом. Надо реально понимать, что городом он практически не управлял, он просто исполнял функции по оформлению решений старших по званию. И этим очень устраивал губернатора, который буквально с первых дней своего правления взял курс на ликвидацию местного самоуправления.

Для этой задачи Андрей Войтюк подходил как никто другой: он стал жуковчанином лишь в 2000-м году, у него нет корней в этом городе и как военный человек он привык исполнять приказы, не обсуждая с вышестоящим руководством их целесообразность. А самое главное – всей своей карьерой он обязан не жителям города, а Сергею Кужугетовичу и тому, кто сказал: вот вам Войтюк, это мой кандидат. При таких обстоятельствах усердие – главный инструмент, а личная преданность – на уровне религии. И он очень старался, брал на себя ответственность, которая ему не принадлежала: присланных ему людей представлял как своих назначенцев, принятые в области решения выдавал за свои, а местным жителям «нес пургу» про великие и могучие планы губернатора сделать Жуковский центром цивилизации. Надо признать, у него не всегда хорошо это получалось в силу того, что среднестатистический жуковчанин все-таки обладает иной культурой мышления нежели человек, который большую часть жизни носил погоны. Тем не менее Андрей Петрович Войтюк не пренебрегал публичностью и часто выступал по разным поводам с речами об успехах наукограда. Иногда, правда, казалось, что лучше бы он этого не делал, потому как жители Жуковского, столкнувшись с реалиями, все меньше доверяли слову градоначальника. Они, наконец, поняли, что все эти речи – тоже установка сверху и потеряли всякий интерес к персоне главы. «А что от него толку, – сказал в сердцах один из участников публичных слушаний по новому плану застройки Жуковского. – Он все равно ничего не решает, исполняет приказы. Если ему завтра губернатор скажет зачистить весь центр города от домов и людей и построить на этом месте подобие площади трех вокзалов, он тут же начнет это делать».

И это, наверное, правда. Такая же правда, как все зачищенное от живых реакций местного населения Подмосковье. К оправданию Войтюка, этот процесс давно идет по всем городам и весям московской губернии. К стыду Войтюка, он как бравый солдат Швейк, сделал много, чтобы в наукограде этот процесс прошел «как по маслу». Но в отличие от самого Швейка, Андрей Войтюк – не талантливый саботажник и бескорыстный авантюрист, способный довести до абсурда саму теорию конформизма. Он обычный, не обремененный высоким смыслом служака, случайно взошедший на место градоначальника, так и не понявший, что это было: то ли взлет, то ли падение.

Возможно, он теперь будет долго бояться. «Скелеты в шкафу» имеют свойство вываливаться наружу, когда хозяин теряет право на дом. Ведь акт приемки пожароопасного детского сада «Солнышко», например, подписал не Воробьев, а глава города Андрей Войтюк.

Комментарий

Станислав Щеголев Совесть он исчерпал свою. . .