Сегодня исполняется 112 лет со дня рождения славного воздушного богатыря Советского Союза Георгия Филипповича Байдукова
Если бы известная Книга рекордов Гиннеса не занималась, в основном, нелепыми курьёзами, пустяками и откровенными глупостями, наподобие измерения длинны плевков и взвешивания количества уничтоженной чудаками пищи, то советский лётчик-испытатель, генерал-полковник авиации, Герой Советского Союза Георгий Филиппович Байдуков запросто мог бы пополнить это издание несколькими, действительно стоящими рекордами. Вместе со своими товарищами Валерием Чкаловым и Александром Беляковым на самолёте АНТ-25 в качестве второго пилота он впервые совершил в 1936 году беспосадочный перелёт из Москвы через Северный Ледовитый океан, Петропавловск-Камчатский на остров Удд (ныне — остров Чкалова в устье Амура) протяжённостью 9. 374 км (полётное время 56 ч. 20 мин). Летом 1937 года на таком же самолёте АНТ-25 в составе того же экипажа, он впервые совершил беспосадочный перелёт Москва — Северный полюс — Ванкувер (штат Вашингтон, США) протяжённостью 8 504 км. Между этими, потрясшими мир воздушными подвигами, вместе со вторым пилотом Н. Г. Кастанаевым на самолёте ДБ-А, Байдуков успел установить новый мировой авиационный рекорд скорости полёта на 2000 километров в замкнутом маршруте с грузом 5000 кг, равный 280 км/ч. А ещё Георгий Филиппович был обладателем самого большого числа отечественных орденов – 22. (На втором месте генерал армии П. И. Батов – 20, на третьем авиаконструктор А. С. Яковлев – 18 орденов).
Наконец, и вся потрясающая биография этого воздушного исполина, «сталинского сокола» представляла собой своеобразный рекорд или если хотите удивительный феномен того, ушедшего в небытие социалистического общества, которое при всех теперь нами осмысленных его недостатках, являлось всё же великолепным аэродромом для взлёта личностей, бывших «никем», но становившихся «всем». Судите сами.
Родился Георгий Байдуков в семье железнодорожника на крошечном разъезде Тарышта Татарского (ныне Чановский район) уезда Сибирской губернии. С девяти лет – круглый сирота. Пошёл бродяжничать по миру. Его отловили и определили в Барабинский интернате той же губернии. Откуда выгнали за… жульничество – в картишки сверстников обыгрывал. Снова бродяжничал, пока чудом не прибился к строительному поезду Сибирской железной дороги. Там его определили в Омскую железнодорожную профтехшколу. Окончив её, трудился простым рабочим. В молодую Красную Армию пошёл добровольцем. «О небе сначала и не помышлял вовсе, – признавался, - просто военная форма очень нравилась».
Георгий Филиппович любил вспоминать о своих отроческих и юношеских университетах с подробностями и откровенностью потрясающими. А иначе бы, откуда я узнал, что в интернате он не просто виртуозно мухлевал в карточной игре, но и был признанным мастаком по карманным кражам. «В Бога я, конечно, не верю, - говорил генерал при наших долгих беседах, - но какая-то определённая Высшая Сила вела меня по судьбе своей уверенной рукой. Ведь я же мог запросто остаться в блатном, воровском мире со своими, прямо скажем, недурственными способностями и закончить жизнь в тюрьме. Но вот вырвался и взлетел…».
Познакомился и подружился я с прославленным летчиком во многом благодаря некоторому сходству изначальных лет наших с ним биографий. Правда, бродяжничать, в отличие от Георгия Филипповича мне не пришлось, но железнодорожный техникум закончил и после него был призван в армию. Байдукову это импонировало. Но ещё больше он проникся ко мне доверием, когда узнал, что его бывший шофер Виктор Волков стал возить меня на служебной машине, когда я возглавил журнал «Вестник противовоздушной обороны». Тут непременно надо напомнить читателю, как и почему Байдуков попал в наши Воска ПВО.
Во времена Советского Союза в Вооружённых Силах существовала группа генеральных инспекторов, прозванная в народе «райской». В её состав входили бывшие главкомы видов ВС, командующие войсками военных округов и флотов, некоторые начальники главных и центральных управлений Минобороны. За ними закреплялись дежурные «Волги», которые можно было вызвать круглосуточно из гаража Генштаба. На трех-четырех крупнозвёздных отставников полагался один референт и на каждого - адъютант. Были и другие привилегии. При этом в «райскую группу» зачислялись кандидаты в звании не ниже генерала армии, маршала вида войск или маршала Советского Союза. Для Байдукова, как для А. Родимцева, А. Желтова, некоторых других – всего лишь генерал-полковников – было сделано исключение. Это важно подчеркнуть хотя бы потому, что, скажем, маршалы Г. Жуков, Г. Новиков, А. Голованов в «райской группе» не состояли. В январе 1992 года президент Б. Ельцин ликвидировал эту структуру. Около сотни, в большинстве своём очень заслуженных военачальников, оказались в положении людей, влачащих почти бедственное положение. И тогда мой главнокомандующий Войсками противовоздушной обороны генерал-полковник В. Прудников, сам классный военный лётчик, определил старшего товарища своим советником. (Забегая вперёд, замечу, что памятник на могиле Байдукова на Новодевичьем кладбище сооружён правительством Москвы и Войсками ПВО). Георгий Филиппович чрезвычайно высоко ценил столь благородное отношение командования Войск ПВО к себе, к своей семье. И в то же время костерил «ельцинскую камарилью» на чём свет стоит: «Он же, пьяница беспробудный, ничего не понимает в военных вопросах. Он же ни дня не служил в армии! Да я один сделал для страны и для авиации больше, чем все они вместе взятые – правители хреновы. А они мне пенсию в 192 доллара дали! Это ж как, сынок, надо презирать заслуженного летчика, генерала, лауреата государственной премии, писателя, наконец?!»
Здесь что особенно примечательно: в эмоциональном, вынужденном бахвальстве обиженного героя нации ложь отсутствовала напрочь. Байдуков на самом деле очень сильно пригодился советскому народу – строителю светлого будущего, первой стране социализма, её партии и лично генсеку товарищу Сталину. Ещё весной 1935 года слушателя Военно-воздушной академии имени Н. Е. Жуковского Байдукова откомандировывают для подготовки к трансарктическому перелету самолета АНТ-25. Тот полёт задумывался по политическим, но не удался по техническим причинам. Но уже следующий (выше о нём говорилось) прогремел на весь цивилизованный мир. Все три сталинских сокола по его итогам стали Героями Советского Союза. (У Байдукова Золотая звезда была под №10 – М. З. ). Дальше последовал еще более легендарный перелет: Москва – Северный полюс – Ванкувер. Георгий Филиппович всегда подчёркивал: «Этот полёт - главное событие не только в жизни моей, в жизни Чкалова и Байдукова. Он и для всей страны, для всей армии сослужил великую службу. Думаешь зря Сталин в самом начале войны послал именно меня для ведения переговоров по авиационным поставкам? Меня, ничего не смыслящего в дипломатии, примитивно знающего английский язык. А в том-то и расчёт вождя состоял, что скуповатые американцы хрен откажут мне, герою перелёта, который они прекрасно помнили, в моих законных просьбах. Ведь это же факт, что президент США Франклин Рузвельт сказал: «Три героя из России Чкалов, Байдуков, Беляков сделали то, что десятилетиями не могли сделать советские дипломаты, - они сблизили русский и американский народы». Вот поэтому мы более 22 тысяч летательных аппаратов и обеспечили нашей воюющей армии. Уже не говорю о разных там вспомогательных материалах, типа алюминия».
Безупречно выполнив поручение вождя на переговорах в США, Георги Филиппович, между нами говоря, мог бы всю войну заниматься авиационными поставками по ленд-лизу. Самое интересное, что Иосиф Виссарионович это ему и предлагал! Однако Байдуков оставался непреклонен: только на фронт! «Я ему так и сказал: «Товарищ Сталин, как я потому буду смотреть вам в глаза, если всю войну проведу в тылу. У вас много гражданских специалистов, пусть они и занимаются поставками, а моё место должно быть на фронте».
Уже в январе 1942 года Байдуков - заместитель командира 31-й смешанной авиационной дивизии на Калининском фронт. Затем - командующий ВВС 4-й ударной армии, командир 212-й (с мая 1943 — 4-й гвардейской) штурмовой авиационной дивизии. С января 1944 — командир штурмового авиационного корпуса. Участвовал в освобождении Киева, Белоруссии, в Восточно-Прусской операции, освобождении Гданьска, форсировании Одера. Войну закончил в звании генерал-лейтенанта. А после войны на стольких гражданских и военных должностях находился, что их перечисление заняло бы полстраницы текста. Замечу лишь, что с 1952 года он - 1-й заместитель начальника Главного штаба Войск ПВО страны по специальной технике. Долгие годы был начальником 4-го Главного Управления Министерства обороны СССР, член Военного совета Войск ПВО страны.
Сын своего времени и примерный воспитанник советской власти, легендарный летчик не понял и не принял так называемой перестройки, был последователен в таком своём неприятии, правда, никакой собственной политики из этого не делал. Вообще был весьма осторожным и сдержанным человеком. Байдукова нахраписто осаждали журналисты из деструктивных СМИ, но он не давал себя увлечь ни в какие склоки. Хотя любил выступать в газетах, журналах, на радио и телевидении. Сам написал шесть книг, в том числе «Чкалов» - весьма интересное и содержательное сочинение. Очень гордился званием члена Союза писателей СССР.
Однажды к нему напросился какой-то юноша из газеты «Куранты». Принёс с собой выдержку из «Правды» за 1938 год. Были там следующие слова Байдукова: «Несомненно одно: авиационная промышленность и вся Красная авиация в 1938 году, под руководством Сталина, вместе со всей страной продолжая выкорчёвывать троцкистско-бухаринских фашистских шпионов, будет ещё более плодотворно работать, обеспечивая несокрушимую оборону Родины» - «Как бы вы сейчас прокомментировали эти свои слова?» - «Да никак»- ответил Георгий Филиппович и выпроводил шустряка из квартиры. «Хотелось, конечно, обругать наглеца, - заметил потом. - Но не по чину мне связываться с такими сопляками. А история, сынок, она поумнее всех нас мудрствующих будет. Придёт время - разберётся и с троцкистско-бухаринской пятой колонной. И всё расставит по своим местам».
Байдуков был очень лёгок на подъём. С удовольствием участвовал в различных мероприятиях по военно-патриотическому воспитанию молодёжи. При этом очень тщательно готовился даже к выступлению перед школьниками. К полувековому юбилею знаменитого перелёта СССР-США он вместе с сыном Чкалова полетел на остров Удд-Чкалов, чтобы открыть памятник своему другу и командиру. Игорь Валерьевич, мой коллега по газете «Красная звезда», рассказывал: «Дядя Жора – потрясающий мужик! Дорога длинная, тяжёлая, условия быта спартанские, а ему хоть бы хны. Даже намёка на жалобу от него не услышал. И это притом, что ему девятый десяток пошёл! А сколько он помогал мне, моим сёстрам Ольге, Валерии, маме, Ольге Эразмовне, - этого тебе словами я и передать не могу».
… На 85-летие Байдукова, я, в то время специальный корреспондент ТАСС подготовил с генералом обстоятельное интервью. Был там большой абзац, в котором Чкалов, Байдуков и Беляков сравнивались с тремя богатырями, изображёнными на знаменитой картине В. Васнецова. Только я их называл воздушными витязями. Георгию Филипповичу (он был наречён Алёшей Поповичем как самый младший из троицы) поначалу очень понравилась столь необычная аллегория. Но буквально на следующий день генерал позвонил мне и категорически запретил о ней даже упоминать. Оказалось, он всю ночь «просидел над букварями» и уяснил, что Алёша Попович мало того, что действительно сын попа, так ещё и хитрован большой. «В крайнем случае можешь сравнить меня с Добрыней Никитичем, а Чапая (такое прозвище Белякову, служившему в дивизии легендарного комдива, дал Чкалов) назови Поповичем». Тогда уже мне пришлось отказаться от действительно хорошей журналистской находки, поскольку Добрыня Никитич и Александр Беляков – оба рязанцы. Как бы там ни было, но нашу беседу опубликовали все республиканские, краевые и областные газете. Буквально. Ни одна не прошла мимо юбилея прославленного покорителя воздушных просторов. Привез я Георгию Филипповичу ровно 85 газет по числу прожитых им лет. Прославленный лётчик на радостях налил мне коньяку, чего никогда раньше не делал.
«А вам – слабо со мной выпить в честь такой славной даты? - грешен, съязвил я. Но Байдуков не обиделся. - Когда я был таким же молодым как ты – выпивал и довольно изрядно. Но вот уже лет сорок не пью и не курю. И ты прекрасно знаешь: никогда не даю себе возможности расслабляться. Живу по железному распорядку. Всегда встаю в шесть утра. Даже в революционные праздники. Полтора часа занимаюсь зарядкой и особенно дыхательными упражнениями. Дважды в неделю плаваю в бассейне. Питаюсь очень простой пищей. И проживу ровно сто лет».
Обычно хвастающие люди хоть немножечко, но привирают. Меж тем, Байдуков действительно до педантизма тщательно следил за своим здоровьем, что приводило некоторых людей в удивление. Однако умер на 87-м году. Его жена, Евгения Сергеевна, снисходительно относившаяся к возрастным причудам мужа, пережила его почти на восемь лет. Похоронены они на Новодевичьем кладбище рядом.
…Имя Байдукова носят улицы в Москве, Екатеринбурге, Витебске, Могилёве и Донецке. Банк России в 1995 году, выпустил памятные монеты «Трансарктический перелёт В. П. Чкалова» с портретом, в том числе, Г. Ф. Байдукова. В Дагестане на Богородском хребте есть пик Байдукова. В его честь переименован остров Лангр в Охотском море (возле острова Чкалова). Село на этом острове носит название Байдуково. Георгий Филиппович был почётным гражданином города Николаевска-на-Амуре. На здании аэропорта Толмачёво в Новосибирске, как и на столичном жилом доме по улице Сивцев Вражек, где жил герой, установлены мемориальные доски. Есть и почтовый конверт с портретом выдающегося лётчика, воздушного витязя ХХ века.

Михаил Захарчук.