Карела Готта сравнивают по популярности с Аллой Пугачёвой. Некорректно. Популярность Пугачёвой соткана во многом из пиара, скандалов, партикуляризма (конечно, и поёт хорошо, точнее пела).
Ничего подобного сказать про Карела Готта невозможно. Он был образцом скромности. У него был отменный вкус во всём – в песнях, в одежде, в отношениях с людьми. Такое ощущение, что это про него писал Маяковский: «Нежен чех. Нежнее, чем овечка. Нет меж славян нежнее человечка».
В Праге его можно было встретить в обычном кафе или в парикмахерской. Несмотря на огромную популярность, он не отгораживался от других людей. А на своём концерте в пражском Дворце спорта (три с половиной часа – без фонограммы) он благодарил рукопожатием каждого, кто дарил ему хоть один скромненький цветочек. Тут же задавал человеку вопрос, что он думает об этом концерте, откуда он приехал – если немцу, то по-немецки, русскому – по-русски… Но пел весь концерт только на чешском. Он очень любил свою страну и свой народ, хотя признавался, что корни его фамилии из Баварии, и его самого тянуло всегда в этот чудный край.
Так получилось, что четыре года я жил почти по соседству с Готтом, в камерном пражском районе Коширже. Он - на улице Над Бетрамкою (под его домом – вилла Бертрамка, где Моцарт написал «Дон Жуана»). Я на улице Чернохова. На машине расстояние преодолевалось за несколько минут. Это вилловый район Праги - умиротворенно-комфортный.
Проходя мимо дома Готта, очень часто заставал людей с цветами. Люди приезжали, молча клали цветы к калитке – и спокойно уезжали. Чешские фанаты сдержаны. Без радикализма.
Карела Готта ни с кем сравнить нельзя. Он – сама самобытность и уникальность.
Светлая память!

Олег Кусов