Вчера вечером тревожный звонок в дверь.
Открываю.
Стоит бабушка Таня, соседка. И плачет.
Вытирая слёзы говорит: "Помоги мне, моя хорошая, смс отправить. По телевизору показали мальчика маленького, Антошку, умирает он. Нет денег на лечение у них. Вот номер, на него отправь пожалуйста 200 рублей. Надо помочь. На моего внучка очень похож!"
И слёзы градом у неё.
Давай, говорю, бабТань, отправлю деньги со своего телефона и за Вас, и за себя.
Отправила.
Баба Таня с благодарностью и тяжело вздыхая пошла к себе.
Сердце у нее большое и доброе.
И болезней у нее много, как у любого старенького человека. И доверие огромное ко всему, что происходит.
А вот пенсия минимальная.
Налила я себе чаю и загрустила.
И вопрос меня преследует один и тот же в таких ситуациях.
А почему в то время, когда мы тысячными толпами бегаем и собираем деньги больным детям, государство как бы ни при чем?
Стоит в сторонке и делает вид, что это его не сильно касается.
Нет, я все понимаю, что выделяются квоты на лечение.
Но квота часто сопровождается долгими сроками и небольшим денежным покрытием.
Это специально так сделано.
Дети не могут ждать – и такая "помощь" государства для многих становится ненужной.
Детям собирают всем миром деньги, делают операцию, а квота остается в графе экономии государства.
Так же как теперь с пенсией: умирают в глубокой старости, так и не дожив до нее.
Но дети – это же святое.
Почему нельзя создать хотя бы отдельную систему финансирования для особо срочных и сложных операций?
Чтобы по необходимости помочь быстро и за один день?
И почему государство не берет на себя бесплатное и оперативное лечение тяжелобольных детей?
Некоторые могут подумать, ну откуда взять столько денег, ведь больных детей миллионы!
Вы думаете их много?
Их не много!!!
Смотрите, сухие цифры по стране:
За 2018 год число детей с тяжелыми диагнозами нуждающихся в операционном лечении - 4 000.
Экстренных среди них – 600 детей.
Это на всю Россию!
Если взять в среднем на каждого ребенка 10 млн рублей (хотя выше 3 млн редко когда превышает), то в итоге в год необходимо - 40 млрд рублей для особо больных детей.
Это 632 млн $.
То есть 40 миллиардов рублей в год.
Поправьте меня, если у кого-то есть данные поточнее.
Так же я знакомилась со статистикой нефтяных доходов полученных за продажу нефти и газа. Продажа нашего природного ресурса страны.
Это 180 млрд $ за год.
И просто для сравнения:
Годовой бюджет военного ведомства (наша армия, полиция, росгвардия, участие России во внешних конфликтах) составляет 3 триллиона рублей.
Проведение Чемпионата мира по футболу - 900 млрд рублей
Содержание аппарата чиновников в год (численность госаппарата удвоилась) - 3 триллиона рублей.
Ну ведь можно же найти для спасения ВСЕХ тяжелых детей 40 (по факту хватило бы и 10) миллиардов рублей в год?
Агентство Bloomberg представило рейтинг стран мира по эффективности систем здравоохранения по 55 странам.
В исследовании оценивалась эффективность вложения государственных средств в здравоохранение.
Первую строчку в рейтинге занял Гонконг, далее в десятку вошли Сингапур, Испания, Южная Корея, Япония, Италия, Израиль, Чили, Объединённые Арабские Эмираты и Австралия.
США заняло только 50 место за то, что себестоимость лечения в этой стране оказалась слишком высокой, а пропорционального прироста продолжительности жизни не давала.
Россия в этом исследовании заняла последнее место.
Я никогда не лезу в политику, и здесь не про политику вовсе, у меня просто человеческий риторический вопрос:: почему государство не спасает наших детей и мы сами собираем всем миром для лечения деньги?
Как так случилось?

Александр Чичерин