«Осенью COVID-19 как тему дня вспоминать не будут, люди перестанут умирать»

Бывший главный санврач Москвы о том, в чем он пытался убедить Путина, есть ли толк от масок и почему не надо запирать детей

«Летом респираторные вирусы переходят в некое спящее состояние, а бактерии в жаркую и влажную погоду, наоборот, распускают крылья. Коронавирусная инфекция упадет, и на этом период ее вхождения закончится», — отмечает замдиректора по науке НИИ им. Мечникова Николай Филатов. В интервью «БИЗНЕС Online» он рассказал, почему считает глупостью поголовный «маскарад», уличную дезинфекцию и «сегрегацию» стариков.

ОТ РЕДАКЦИИ

Предыдущее интервью, которое наш сегодняшний собеседник дал «БИЗНЕС Online» в марте, произвело эффект сенсации и набрало 1, 56 млн просмотров. Это неудивительно, ведь в своих суждениях Николай Филатов идет против мейнстрима, заставляет взглянуть на борьбу с пандемией коронавируса под новым углом. При этом просто так отмахнуться от его точки зрения не получится, ведь Филатов — член-корреспондент РАН, доктор медицинских наук, профессор, заслуженный врач РФ, замдиректора по науке НИИ вакцин и сывороток им. Мечникова. Он был главным эпидемиологом Москвы еще в конце 1980-х, а затем стал главным санврачом столицы. У него более 300 научных работ, среди которых монографии и вузовские учебники. 20 апреля он был одним из 8 экспертов, которых пригласили на совещание с президентом России Владимиром Путиным, где обсуждалась стратегия борьбы с COVID-19. Сейчас, спустя два месяца, Филатов по-прежнему удивлен, насколько раздута проблема и непрофессиональны принимаемые решения.

«НИ ОДНОГО СЛУЧАЯ ЗАРАЖЕНИЯ ОТ ПРИКОСНОВЕНИЯ К ЛИЦУ НЕ БЫЛО. НУ И ЗАЧЕМ ТОГДА ЭТУ ДУРЬ ТИРАЖИРОВАТЬ?!»
— Николай Николаевич, после нашей прошлой беседы прошло около двух месяцев. Что нового за это время вы и ваши коллеги узнали о свирепствующем в мире и у нас коронавирусе?

— Этот вирус не такой загадочный, чтобы за прошедшее время узнать о нем что-то особо новое. Всю его генетику уже разложили. В человеческой популяции он новый, это верно. Он формировался где-то среди различных живых организмов, а сейчас приобрел возможность сосуществовать с человеком. Ну и что? Четыре таких варианта уже были. Они есть в популяции. Появился пятый. Понятно, что любой новый приводит к тому, что «входные ворота» всегда страдают. Если это вирус, который проникает в организм через легкие, значит, он будет вызывать пневмонию.

— То есть все новости об этом вирусе, которые льются каждый день из всех информационных носителей сплошным потоком, по сути, информационный дым? Я вас правильно понял?

— У меня такое впечатление, что сегодня только ленивый что-нибудь не говорит о коронавирусной инфекции. Вот открываю интернет — там новость, написано: «На Сахалине еще один случай коронавируса. . . » Вот о чем эта информация и для чего? Просто для того, чтобы обыватель в очередной раз испугался, причем еще больше? Вот установили это случай — и пишут. Зачем: Это что, чума, катастрофа какая-то? Вот немцы выделили коронавирус у ребенка. Он не болеет, ничего, ходит в садик, вот они за ним понаблюдали. 150 контактов насчитали, тех, с кем он близко общался. И что? Ни один не заболел. И тут же в своих новостях узнаем: в Приморье губернатор приказал всем носить маски. Вот чем человек думает? В результате ношения маски трехлетний ребенок получит эмфизему. Губернатор будет потом платить этому ребенку? Что за глупости такие? Что за перегибы? Посмотрите, что делается. Ряд магазинов пишет на дверях: «Обслуживание лиц старше 65 лет производится до 9 часов утра». За это надо просто наказывать, не то что штрафовать, а в тюрьму сажать. Ведь что в результате получается? Собирают стариков в одном месте в одно время! Возбудитель от старого человека более вирулентный и более опасный для окружающих, а вы одних стариков состыковали вместе. Все почему-то считают, что возбудитель COVID-19 один и, попав в организм, немедленно начинает плодить себе подобных. Они гетерогенны, они все разные, и это надо усвоить. Тот, который попал в организм, совсем не такой, какой будет на выходе по вирулентности. Это будет зависеть от того, насколько силен организм, насколько его иммунная система поработала с потомками того вируса. Когда люди вообще не понимают эпидемического процесса, они принимают вот такие решения. Перчатки носи, к лицу не прикасайся руками… Ну не проникает он через кожу, прикоснулся ты или нет! Ни одного случая заражения от прикосновения рукой к лицу, ко лбу, не было. Это не кишечная инфекция. Даже если палец порезал, и то не заразишься. Надо же знать, что у каждого возбудителя свои «входные ворота» в организм. Вот аденовирусная инфекция может через слизистую оболочку глаза проникнуть в организм. Она и вызывает конъюнктивиты. А вы видели хоть один конъюнктивит при коронавирусной инфекции? Нет. Ну и зачем тогда вот эту дурь тиражировать?. .

Я считаю, что вообще надо взять и запретить всем СМИ любые разговоры на эту тему. Есть федеральный штаб и региональные штабы, и только их информацию давать в массы, иначе все это будет бесконечно. Мы обследуем людей, находим коронавирус — и что? 45 процентов вообще без клиники. То есть у них нет вообще никаких проявлений болезни. И что с ними делать? Мы их смотрим, наблюдаем: появится клиника или не появится. Ничего нет. Их организмы уже сосуществуют с этим вирусом спокойно и хорошо. Мы также сосуществуем и с туберкулезом. Манту детям в школе ставят — это о чем говорит? О том, что возбудитель есть в организме и в зависимости от того, какая реакция, мы понимаем — либо он активен и фтизиатр должен смотреть такого ребенка внимательно, потому что реакция гипераллергическая, либо нормальная, и тогда ничего не надо делать, человек здоров. Если мы сейчас всех начнем обследовать на вирус герпеса, то скажем, что это катастрофа, пандемия! У каждого второго будет этот вирус. И чего? Что из-за этого нам нужно делать?

— Да, но с COVID-19 как раз все активно пытаются что-то сделать, все кругом дезинфицируют. Даже в другие страны дезинфекторов наших посылают.

— Да не надо все кругом заливать дезинфицирующими средствами! Культура должна быть элементарная. Не должны у человека быть грязными руки, их надо мыть, и всё. И не надо никаких дезинфектантов. А у нас что? В магазине стоит человек в противогазе и протирает спецсредством ручки тележек. Эффективность всех этих мероприятий бесконечно близка к нулю. Но никто не хочет считать эффективность любого мероприятия. Между тем эпидемиологический надзор подразумевает несколько этапов последовательных действий. Сначала проводится ретроспективный эпидемиологический анализ заболеваемости, потом оперативный анализ ситуации, далее разрабатываются и реализуются профилактические и противоэпидемические мероприятия, оценивается качество их проведения и эффективности, на основании этого принимаются меры по корректировке мероприятий.

Мы всё смотрим куда-то, сравниваем себя с отдельными странами и остальным миром в целом. Не надо нам сравниваться с остальным миром. Мы на порядок выше, чем все остальные. У них летальность 6, 9 процента от количества зараженных, а у нас — 0, 9 процента. При этом медицина у них на уровне, и с фармпрепаратами и с медтехникой у них все хорошо. Почему же тогда умирают? Потому что у них нет профилактической направленности. У них нет охраны здоровья, у них — медицина. А у нас есть здравоохранение, мы немного по-другому строим свою работу. Ситуация сейчас под контролем, выявляемость около 3 процентов. Это значит, что из всех обследуемых у 3 процентов обследованных людей находят коронавирус. При этом из числа выявленных, у 45 процентов, повторяю, вообще нет никакой клиники. У них нет заболевания! А СМИ создают в эфире катастрофу. Возьмите другой какой-нибудь возбудитель и обследуйте людей на него — вы его найдете. Будет еще один повод для катастрофы. На самом деле тут одна проблема, которую действительно надо решать: чтобы люди, обратившиеся за медицинской помощью, не умирали. Заболел человек, поднялась у него температура, он идет к медицинскому работнику, ему ставят диагноз и принимают меры, чтобы вылечить этого человека. Вот и все! А для этого сейчас есть все необходимое. Эта пневмония аллергического характера. Это гиперактивная реакция иммунной системы, это тоже нужно понимать. Вот сейчас бы взяли какую-то группу больных и пролечили препаратами, которые снимают эту гиперактивность иммунной системы организма. Они есть, так почему бы этого не сделать?

«МЫ ХОТИМ ПОЧЕМУ-ТО УБИТЬ ВИРУС, НО ВНУТРИ ЧЕЛОВЕКА ДЕЗИНФЕКЦИЮ НЕ СДЕЛАЕШЬ»
— Действительно, почему?

— Вопросов по лечению много. Если летальность при своевременном обращении за медицинской помощью не имеет тенденции к снижению, значит, со схемой лечения что-то не так. Но я не клиницист, я эпидемиолог, не буду развивать тему по лечению. Могу сказать однозначно: в детских коллективах возбудитель теряет свою вирулентность. Он все равно к ним попадет не сегодня, так завтра, но они и не заметят, что он к ним попал, потому что их иммунная система оказалась по какой-то причине адаптированной к этому вирусу. Что-то есть такое, из-за чего этот возбудитель не вызывает у детей болезни.

— Сейчас говорят о том, что создано уже от 7 до 9 моделей разных вакцин, которые в разных странах и разных лабораториях проходят испытания (и у нас вроде бы тоже около пяти образцов испытывают на добровольцах). В каком направлении ведется поиск — не в том, о котором вы говорите, не в иммунном?

— Вакцина, воздействующая на иммунную систему, есть. Она называется «Иммуновак ВП-4». Она будет производиться и будет защищать, в первую очередь, медиков, а потом уже группы риска. Эта вакцина есть, ее придумывать не надо, она стимулирует мукозальную (от лат. mucosa — слизистая оболочка — прим. ред. ) иммунную систему и врожденный иммунитет. Она не специфического характера и не требует выработки в организме антител, специфических к COVID-19.

— А какое-то лекарственное средство — как в свое время пенициллин, который уничтожал все вредоносные микроорганизмы, лечил воспаления — сейчас не могут синтезировать? Чтобы оно именно этот COVID-19 убивало.

— Препараты есть. Тут даже искать не надо: поднимите бюллетень Академии медицинских наук за 2000 год, он называется «Бюллетень экспериментальной биологии и медицины», приложение номер 3, и там будет два десятка работ, которые четко показывают, как нужно действовать в подобной ситуации. Но это же было 20 лет назад и теперь не интересует тех, кто принимает решения. Когда разработали пенициллин, на фоне отсутствия антибиотиков он сыграл свою роль, а сейчас пенициллин вы днем с огнем не найдете, потому что все возбудители стали к нему нечувствительны. Все меняется. Вот сейчас бездумно поливают все кругом разными дезинфицирующими растворами и не задумываются над тем, что микроорганизмы таким образом становятся устойчивыми к этим дезинфектантам. До чего доходит — стенки поливают у зданий! Это то же самое, что в магазине собрать стариков до 9 часов утра.

Мы хотим почему-то убить вирус, но это не всегда правильно, потому что уничтожить его на 100 процентов невозможно, внутри человека дезинфекцию не сделаешь. Это тоже нужно как-то учитывать. Активнее подключайте вирусологов, иммунологов, они много чего могут сказать в плане помощи в поиске новых противовирусных препаратов от этого COVID-19.

Полный текст интервью опубликован в «БИЗНЕС Online» https://m. business-gazeta.ru/article/468419?fbclid=IwAR3lyc67fILwlerqFwCHw5Lvqmwx7sxvpyoy5eAaSP9ANwL3R_9_9SaFTVU

Ещё по теме:

Заведующий кафедрой микробиологии, вирусологии и иммунологии Первого МГМУ имени И. М. Сеченова и академик РАН Виталий Зверев предупредил о вреде длительного ношения масок и перчаток.

«Все эксперименты, определяющие, что коронавирус живет 24-72 часа на поверхностях, на самом деле показывают не живой вирус, а следы его деятельности, геном, сам вирус при этом нежизнеспособен. Просто устроенные вирусы, типа полиомиелита, могут находиться во внешней среде очень долго, сколько угодно, в принципе. А такие, сложноустроенные вирусы - нет, долго не живут, а разлагаются», - сказал Зверев.

В связи с этим, академик отметил, что ношение перчаток не имеет смысла, а наоборот, даже вредно.
Результатом масочно-перчаточного режима может стать рост грибковых и аллергических заболеваний, также существует риск развития эмфиземы лёгких и бронхиальной астмы.