В эти дни родился Ян Ланкастер Флеминг - британский журналист, офицер военно-морской разведки и писатель: автор романов о супершпионе Джеймсе Бонде.
С тех пор, как на земле существуют государства, они друг за другом шпионят. Так было всегда и так будет. В этой достаточно сложной, щепетильной и нервно-перманентной войне-работе есть свои признанные герои и крупные мастера, как выдуманные, так и литературные. Скажем, голландка Мата Хари – вполне конкретная историческая личность, работавшая сразу на две разведки: французскую и немецкую. А вот Штирлиц-Исаев – всего лишь плод фантазии Юлиана Семенова (Ляндреса). Рудольф Иванович Абель, которого во времена Хрущева мы обменяли на летчика-шпиона Пауэрса, как читатель помнит, был куда как настоящим разведчиком, серьезно досадившим Соединенным Штатам, за что ему 30 лет каторги и впаяли. Оно на самом деле был агент очень высокого класса. Но еще более птицей дерзкого полета в плане все той же шпионской деятельности по праву считается Ким Филби (Гарольд Андриан Рассел). Сидя в суперсекретных военизированно-разведывательных королевских организациях туманного Альбиона МИ-5 и МИ-6, сей безусловно умный, одаренный и отчаянный мужик регулярно передавал советской разведке столь головокружительные, да что там - умопомрачительные секреты, что когда это, наконец, обнаружилось, говорят, десять больших чинов английской разведки тут же застрелились, сто человек, так ли иначе причастных к скандалу, подали в отставку, а на королеву Елизавету П обрушился такой жесточайший сплин, не к ночи будет сказано, которого за ней не наблюдалось даже тогда, когда принц Чарлз все-таки женился на Камилле Паркер Боулз, и по королевству пошла гулять скабрезная шутка-римейк из «Двенадцати стульев» И. Ильфа и Е. Петрова: «А что отец, - якобы спрашивает Остап Бендер сторожа королевской резиденции в Букингеме, - есть у вас невесты?» - «Кому и Камилла невеста», - невозмутимо отвечает секьюрити.
Тут читатель имеет полное моральное и психологическое право едко поинтересоваться: а при чем здесь анекдот про Камиллу, Джеймс Бонд и Ян Флеминг? Чтобы ответить на этот вопрос, автор просто вынужден пуститься в некоторые полумистические и даже, великодушно извините, политические рассуждения. Иначе, прости дорогой читатель, ну, никак не получится. Хотя бы, потому что среди многих литературоведов и киноведов имеет стойкое хождение мнение о том, что писатель Ян Флеминг придумал, а голливудские и английские кинематографисты через экран овеществили несколько десятков фильмов о шпионе Джеймсе Бонде именно в отместку, в пику красномордым и коварным советским коммунистам, сумевшим реально вырастить из стопроцентного англосакса такого замечательного шпиона как Ким Филби.
То есть, сами разведчики всего «гнилого Запада», да той же Англии, поначалу, конечно же, спали и видели, как бы в буреломных чащах советской системы разыскать кого-нибудь наподобие Маугли, либо Тарзана и потом уже из него слепить-подготовить супершпиона класса Филби. И это был бы хороший реванш. Да только никак не получалось. Мордами лица сплошь и рядом не подходили медведи-Иваны для столь ответственной миссии. И тогда само провидение якобы ниспослало демиургам из Сикрет интеллидженс сервис (внешняя разведка ее Величества королевы) чудного писателя Яна Флеминга, который создал агента 007 - Джеймс Бонд. И вот последний, в продолжение десятилетий, сыграл если и не решающую, то уж во всяком случае, очень важную роль в низложении империи зла – Советского Союза.
Тут люди, что называется, подкованные в теме, могут с документами, цифрами и фактами в руках элементарно доказать несостоятельность легенды о том, что Джеймс Бонд появился именно как нервно-паралитическая реакция английской разведки на проделки и козни Кима Филби. Даже по «Малинину-Буренину» сделать это труда большого не составит. Да ведь и нам всем доподлинно известно, что Ян Флеминг начал писать свой первый шпионский роман «Казино «Рояль» зимой 1952 года, когда «крот» Филби еще активно рыл не только британские глиноземы, но и песчаные грунты Ближнего, Среднего Востока и Турции в придачу. Флеминг жил тогда с супругой на острове Ямайке, испытывал некоторые затруднения с денежными средствами и очень сильно рассчитывал на то, что придуманный им герой поможет ему выкарабкаться из самой глубокой на свете пропасти, в которую мы всю жизнь падаем - денежной. Буквально во втором абзаце романа начинающий писатель напечатал на старенькой пишущей машинке «Империал»: «Джеймс Бонд внезапно почувствовал усталость. Он всегда знал, когда его телу или мозгу требовался отдых».
Когда через десять лет Бонд появился в фильме «Доктор Но» - это уже был, как бы мы теперь сказали: раскрученный бренд, марка, означавшая дерзкий риск, бесконечное удовлетворение всяческих удовольствий, потрясающие драки, захватывающие дух погони, непременное присутствие головокружительных красоток, регулярное употребление «Мартини», который следовало «взбалтывать, но не перемешивать». Однако Филби, если мы опять же вспомним хотя бы краткую его биографию, все это время еще приносил пользу советской разведке, хоть и в самом деле находился под сильным подозрением у своих соотечественников. Так что тут концы с концами и вправду не сходятся. (Хотя для легенды, согласитесь, соответствие в датах не имеет ровным счетом никакого значения). Но вот что касается «низложения империи зла», то давайте, дорогой читатель, будем здесь честными и признаемся: Советский Союз проиграл холодную войну «гнилому Западу» по всем статья. В особенности проиграл по части идеологии. И как раз в борьбе идеологий «Бондиада» оказалась на несколько порядков выше, привлекательнее, интереснее, чем все скопом советские фильмы о советских же разведчиках. Ведь как предписывалось им всем защищать «незыблемые устои социалистического общества»? А только исступленно, истово и предельно пуритански. «Советико – облико морале» - и никаких гвоздей!
Вспомните эпизод из телевизионного фильма «Семнадцать мгновений весны» когда в кафе «Элефант» к Штирлицу нахально привязывается девица в летах не самого тяжелого поведения, так блестяще сыгранная покойной Инной Ульяновой. Казалось бы, зачем ходят холостые мужчины в кафе подобного рода как не затем, чтобы снять женщину на вечер? Но советскому разведчику любой, даже самый безобидный блуд по штату не полагался. И потому член НСДАП с 1933 года, штандартенфюрер СС Штирлиц (VI отдел РСХА, истинный ариец. Характер - нордический, выдержанный. С товарищами по работе поддерживает хорошие отношения. Безукоризненно выполняет служебный долг. Беспощаден к врагам рейха. Отличный спортсмен: чемпион Берлина по теннису. Отмечен наградами фюрера и благодарностями рейхсфюрера СС), - именно поэтому выписан Семеновым «холостым; в связях, порочащих его, замечен не был».
Человек десятилетиями работал в различных вражеских тылах, особенно много – непосредственно «в логове», где был на дружеской ноге со всеми бонзами рейха, включая самого фюрера, и за все это время не трахнул ни одной бабы! (Во всяком случае, из Семеновских текстов это не следует). Вы в подобное верите, дорогой читатель? Лично я - с трудом. Хотя однажды прочитав воспоминания советского нелегала, проведшего 27 лет за границей, с удивлением узнал, что товарищ все это время аккуратно складывал деньги в счет… партийных взносов. И когда его отозвали на родину, эксшпион торжественно отнес в парторганизацию несколько сот тысяч франков!
Можно ли представить себе даже теоретически, чтобы Джеймс Бонд занимался подобным бредом, ахинеей полной? Да ни в жизнь! Это всегда был (и благодаря кино, навсегда таким останется) агент блестящий и беспощадный, красивый, сильный и элегантный, умный и дерзкий, но самое главное – всегда ироничный. Именно таким его сделал на века величайший актер современности Шон Коннери, практически закрыв навсегда шпионскую тему в кинематографе.
То есть, сказанное вовсе не значит, что киношники в будущем откажутся от столь благодатной возможности щекотать нервы зрителям посредством шпионских страстей, устыдясь своих жалких потуг на фоне всего того, что сделал до них Шон Коннери. Более того, даже сами Джеймсы Бонды будут продолжать множиться на экране, как грибочки в лесу после дождя. (На сегодняшний день уже несколько актеров, помимо Коннери, сыграли агента 007. Планируется так же снять фильм, где бы Джеймса Бонда на экране воплотил … негр! Всего на эту экстравагантную роль в разное время пробовалось 1673 актера!) Но никому в мире уже не будет дано так блестяще справиться с ролью разведчика, как это сделал в свое время великий Шон Коннери. Другой выдающийся кинематографист планеты Стивен Спилберг сказал о нем и его ролях: «Таких актеров, как Коннери в мире всего пять человек». И это сущая правда. Но ведь святая правда и в том, что образ супер шпиона придумал Ян Флеминг…
Родом Ян из богатой семьи. Обучался в Итоне, Сандхёрсте, Мюнхенском и Женевском университетах. Во время Второй мировой войны Флеминг завербовался на должность личного помощника контр-адмирала Джона Годфри, который возглавлял управление разведки королевского военно-морского флота. Ян кодовое имя 17F. Биограф писателя Эндрю Лисетт отмечает, что Флеминг хоть и «не имел очевидной квалификации» для своей должности, однако несколько месяцев спустя получил звание коммандера. Сработали не только происхождение и связи. Флеминг оказался неоценим в качестве помощника Годфри и преуспел не только в административной работе. Вот одно из его деловых предложений: «Труп, одетый лётчиком, с депешами в карманах, может быть выброшен на побережье с парашютом, который якобы не раскрылся. Я понимаю, что нет никаких трудностей в получении трупа в военно-морском госпитале, однако он должен быть свежим». Идея с дезинформирующим трупом была одобрена высшим командованием.
Флеминг также работал с полковником Донованом, специальным представителем президента Рузвельта по вопросам сотрудничества разведывательных ведомств. В мае 1941 года Ян сопровождал Годфри в Соединённых Штатах, где помогал создавать концепцию Бюро по координации информации - департамента, который позднее превратился последовательно в Управление стратегических служб и Центральное разведывательное управление. Флеминг лично формировал подразделение коммандос, известное как No. 30 Commando, состоявшее из специалистов разведки. Такое же у немцев возглавлял Отто Скорцени. Успешность операций подразделения No. 30 Commando привела к тому, что в августе 1944 года создаётся подразделения специального назначения, которое стало известно под названием T-Force. Его задача: «Захват документаций, людей и оборудования на освобождённых территориях и территориях противника».
В 1942 году Флеминг участвовал в англо-американском саммите разведывательных служб на Ямайке и, несмотря на дождливую погоду во время саммита, решил после войны поселиться именно на этом острове. Друг Флеминга, Ивар Брайс, помог ему найти земельный участок в приходе Сент-Мэри. Там через четыре года был возведён дом, названный «Золотой глаз». Именно в нём написаны практически все романы о Джеймсе Бонде.
После демобилизации Флеминг занял должность иностранного директора в газете The Sunday Times, где управлял работой всемирной сети корреспондентов этого издания. Каждую зиму он брал три месяца отпуска, который он проводил в своём доме на Ямайке. К тому времени относится его романа с Энн Чартерис. Она часто наведывалась к Яну на Ямайку. В 1948 году родила от Флеминга мертворождённую дочь Мэри. За несколько месяцев до рождения сына Каспара, Энн и Флеминг, наконец, поженились на Ямайке. При этом оба сохранили отношения на стороне.
О планах создать настоящий шпионский романа Ян впервые сообщил друзьям ещё во время войны. Начал работать над первой книгой, «Казино „Рояль“», в особняке Золотой глаз, как уже говорилось, 17 февраля 1952 года, черпая вдохновение из собственных опыта и воображения. Сюжет романа закручивался вокруг приключений Джеймса Бонда, офицера секретной разведывательной службы, известной как MИ-6. Бонд был также известен под кодовым именем 007, как коммандер королевского военно-морского резерва. Своё имя главный герой получил в честь американского орнитолога Джеймса Бонда. Сам автор признавался, что Бонд «объединил в себе все типы тайных агентов и коммандос, которых я встречал во время войны». Кроме того, Флеминг наделил героя чертами своего характера и пристрастиями, такими как гандикап в гольфе, пристрастие к омлету, любовь к азартным играм и использование определённой марки туалетных принадлежностей.
После публикации первого романа Флеминг использовал свой ежегодный отпуск на Ямайке для написания других историй о Бонде. Двенадцать романов и два сборника рассказов написаны в период с 1951 по 1961 годы. В январе 1964 года Ян отправился на Ямайку, где провёл свой последний отпуск. Всю свою жизнь Флеминг — заядлый курильщик и любитель алкоголя — страдал от сердечно-сосудистых заболеваний. В 53-летнем возрасте он перенёс инфаркт и с трудом выздоровел. 11 августа 1964 года остановившийся в гостинице Кентербери Флеминг отправился на ланч в гольф-клуб и позже пообедал в гостинице с друзьями. День оказался утомительным для писателя. Вскоре после еды Флеминг перенёс ещё один инфаркт. Он умер ранним утром следующего дня в возрасте 56 лет. В этот день сыну Флеминга Каспару исполнялось двенадцать лет. Поледними словами Флеминга были извинения перед персоналом машины скорой помощи за то, что он отягощает медиков: «Я сожалею, что беспокою вас, парни. Я не знаю, как у вас получается двигаться так быстро на дорогах в эти дни». Флеминга похоронили на церковном кладбище в деревне Севенхэмптон близ Суиндона. В октябре 1975 года сын Флеминга, Каспар умер от чрезмерной дозы наркотиков. Вдова Энн ушла из жизни 1981 году. Похоронены они рядом с Яном…
В самом конце 2005 года нелёгкая судьба журналиста (в те поры я подвизался внештатно в журнале Penthouse) забросила меня на Ямайку. Условия командировки были жёсткими, если не сказать жестокими. Да почти что фронтовыми. За десять дней нашей группе предстояло посетить двадцать пять отелей, включая два для два для однополой ориентации. Не успеешь выпить в баре пару коктейлей, как уже надо грузиться в автобусы и двигаться дальше. Но я чукча хитрый. Как раз когда надо было наведаться в однополый отель, у меня «разболелся живот». И когда вся группа поехала вздыхать и ахать по поводу «живого разврата», я быстренько смотался на такси в Золотой глаз – дом Флеминга. Фото здесь размещённые не мои, но они дадут вам хоть какое-то представление о жилище отца Бонда. Конечно, я не могу утверждать, что побывал в раю. Да кто его знает, каков он, рай? Но что остров сам по себе рай напоминает, для меня - бесспорно. Писатель знал, где селиться для отдыха.
Если бы романы Флеминга не нашли своё продолжение на экране, то, скорее всего, о них бы давно уже забыли. Однако, отказавшись от принципов традиционного английского детектива типа Конан Дойля или Агаты Кристи, основанных на логическом ходе раскрытия преступлений, совершённых на фоне повседневной британской действительности, Ян перенёс действие на международную арену и обеспечил герою всемирную известность. Кино блестяще довершило то, чего не сделал создатель сыщика всех времён и народов. В итоге герой перестал быть скромным защитником законности и справедливости. Он превращён в супермена - сыщика по особо важным поручениям, в ловкого убийцу, сверхвыносливого и сверхпроницательного сноба, с презрением относящийся ко всему не англо-саксонскому. Как и автор, Бонд окончил колледж Итон. Бонда с его создателем также роднят присущие им обоим высокомерие и снобизм.
Нравится нам это или нет, но Джеймс Бонд будет жить долго. Очень долго…

Михаил Захарчук.