Человек слова
Лучших представителей офицерского корпуса России всегда отличали аналитический ум, честность, самоотверженность и исключительная самоотдача.
Сорок дней назад ушёл из жизни государственный человек, первый и главный друг, советчик, помощник во всех больших и малых делах моих полковник в отставке Юрий Георгиевич Широченко. Кавалер нескольких орденов, он имел и ещё одну, особо ценную награду – часы, подаренные главой государства. На них – краткая гравировка: «Человеку слова».
Юрий Георгиевич – крупнейший специалист по проблемам российского военно-промышленного комплекса. Он посвятил ему практически всю свою жизнь, опровергнув знаменитую сентенцию Гераклита Эфесского: «В одну реку нельзя войти дважды». Широченко дважды послужил Отечеству в его Вооружённых Силах. Первый раз он начал службу в должности командира взвода связи.
На одном из учений не спал четверо суток и от усталости свалился. В аппаратную зашёл министр обороны СССР Маршал Советского Союза А. А. Гречко. Замкомвзвода сержант Доржо Намтар чётко доложил военачальнику о выполнении боевой задачи. А закончив доклад, виновато попросил: «Товарищ министр обороны, не будите, пожалуйста, командира взвода. Он не спал четверо суток».
– С чего вы взяли, что его надо будить? Вот если бы он не организовал службу как следует, тогда бы я его поднял. А так пусть отдыхает.
Подошёл и поправил на лейтенанте сползшую шинель. С тех пор Широченко стали величать «крестником Гречко». «Крестник» дослужился до начальника секретариата главкома Войск ПВО – секретаря военного совета Войск ПВО. Вот тогда мы и познакомились при, скажем так, не совсем обычных обстоятельствах.
Мне, в то время корреспонденту ТАСС при министре обороны СССР, предстояло взять интервью у только что назначенного главкомом Войск ПВО генерала армии Ивана Моисеевича Третьяка. Приехал я в Главный штаб на станцию Чёрная и встретил главкома в огромных рыбацких сапогах и штормовке. Стоявший рядом моложавый человек в точно таком же одеянии представился: «Полковник Широченко».
Оказалось, что главком с начальником секретариата обходили свои новые владения и остались сильно недовольны увиденным. Кое-где ограждения совсем не наблюдали. А ведь объект особой режимности. Потом в кабинете Третьяка мы сидели втроём и, отвечая на мои вопросы, он иногда уточнял у своего помощника ту или иную конкретику. Без особого труда можно было догадаться: полковник – правая рука главкома. Так оно и оказалось.
Иван Моисеевич привёз Широченко с Дальнего Востока, где командовал округом. Штабные офицеры недоумевали: зачем? Разве мало полковников в Арбатском военном округе? Зачем – знал главком. Наследство предшественника Третьяку требовалось разгребать и разгребать, а значит, нужен был помощник, которому бы он безоговорочно доверял.
Широченко он доверял как самому себе. Ценил его за аналитический ум, честность, требовательность и невероятную трудоспособность. Властью Широченко при Третьяке пользовался почти неограниченной. Вернулся однажды Юрий Георгиевич из очередной инспекционной поездки, где обнаружил много всяких безобразий, и свои претензии изложил генерал-лейтенанту, которому подчинялась воинская часть. Тот вспылил: да как смеет какой-то полковник выговаривать ему, генерал-лейтенанту! И пожаловался на Широченко главкому. Инцидент закончился приказом об увольнении жалобщика на пенсию.
Широченко получил прозвище Удав. Он и при новом главкоме генерал-полковнике Викторе Алексеевиче Прудникове остался секретарём военного совета и начальником секретариата, не потеряв ни одного из своих властных полномочий.
И с тех пор мы с Юрием Георгиевичем уже никогда не расставились. Дружили семьями. Младше меня на несколько лет, Широченко всегда выглядел как бы старше по пониманию жизни и службы. Не менее для меня удивительной была и способность Юрия Георгиевича глубинно постигать и предметно, на молекулярном уровне осмысливать мегасложные вопросы военно-промышленного комплекса.
Такой более чем красноречивый пример в этом смысле. После увольнения в запас Широченко многие годы работал советником у заместителя министра обороны – начальника вооружений Вооружённых Сил РФ генерала армии А. М. Московского. Летом 2005 года Алексей Михайлович за рулём собственного автомобиля попадает в страшную автомобильную катастрофу и получает тяжелейшую черепно-мозговую травму. Лечится почти год. И всё это время Юрий Георгиевич помогает выполнять все многотрудные обязанности. Безупречно. Безукоризненно.
Широченко до последнего своего вздоха работал в военно-промышленном комплексе. Принадлежал он к породе лютых трудоголиков
Всегда Юрий Георгиевич удивлял меня своими деловыми и человеческими качествами. Все проблемы он обычно решал, как белка орехи щёлкает. Причём без напряга, без суеты и что самое для меня удивительное – без элементарнейшей фанаберии. Никогда не слышал от него сомнений типа: о, я даже не знаю, как к этому вопросу подобраться. Всё схватывал на лету, всё расставлял по своим местам. Или же предупреждал: этого делать нельзя потому-то и потому. Удивительной организаторской способностью обладал. И феноменальной, нигде более мною не встречаемой памятью на документы.
Несколько лет он проработал советником начальника Генерального штаба. Каждый день на его рабочий стол попадали сотни различных документов государственного масштаба. Спросишь о чём-то – и Юрий Георгиевич предметно расскажет о теме и что по ней следует предпринять.
Ещё в Войсках ПВО мы с ним провели презентацию специального женского номера журнала «Вестник противовоздушной обороны», который мне доверили редактировать. Скажу честно: без Широченко я бы не сдвинул то грандиознейшее мероприятие всей своей жизни ни на метр в пространстве, ни на день во времени.
…Юрий Георгиевич с женой Валентиной Ивановной жили над квартирой Гундаревой по улице Тверской-Ямской. Наташа мне рассказывала: «Утверждают, что все соседи дурные, но хуже всех те, кто сверху. А я вот соседей лучше Широченко в жизни не встречала. Завидую, что у тебя такой друг. Лампочка в подъезде перегорит – он тут же заменит. Дверь заскрипит – смажет, даже кителя не снимая. Словом, настоящий полковник».
Широченко до последнего своего вздоха работал в военно-промышленном комплексе. Принадлежал он к породе лютых трудоголиков. Лишь в редчайших, экстремальных случаях пользовался положенным отпуском. А отдыхал, сменяя один вид труда на другой. Никогда не ездил за рубеж, в санатории и дома отдыха. Спал не более пяти часов в сутки. И естественно, сгорел на работе, лишь несколько месяцев шагнув за семидесятилетний рубеж.
Земля ему пухом и вечная, светлая наша память.
________________________________________
Михаил ЗАХАРЧУК
полковник в отставке.

«Красная звезда» 07. 06. 2021 года.