В этот день, 8 июня, 94 года назад, родился Артур Артурович Эйзен – советский и российский оперный певец, актёр, педагог, народный артист СССР. Бас у него был роскошный, великолепный с чудным мягким тембром. Впрочем, с иными голосами в Большой театр певцов попросту не брали.
Эйзен окончил Театральное училище имени Б. Щукина - курс И. М. Толчанов. Его приняли в труппу Театра имени Е. Вахтангова. Много играл, а потом взял и поступил в Государственное музыкальное училище имени Гнесиных. Как говорится, голос позвал в иные дали. Через три года оказался в Московской консерватории. И тогда же начал выступать солистом в Ансамбле песни и пляски Советской Армии им. А. В. Александрова. А когда в 1955 году на Международном фестивале молодёжи и студентов в Варшаве стал лауреатом конкурса вокалистов, его пригласили в Большой театр. И отдал ему Артур Артрурович более 40 лет, спев за это время 55 партий. Выступал с большими сольными концертами. Гастролировал в крупнейших залах разных стран мира, в сопровождении лучших оркестров и ансамблей. Преподавал в Государственном музыкально-педагогическом институте имени Гнесиных. Многие годы был главным редактором газеты Большого театра «Советский артист». Жена его - Тамара Александровна в девичестве Тихомирова - тоже была актрисой. Жили они в удивительном согласии. Отличную дочь Елену воспитали. Внуком Серёжей успели порадоваться…
Артур Артурович относился ко мне очень по-доброму, даже по-дружески. Мы познакомились году где-то в тысяча девятьсот семьдесят восьмом или девятом – точнее и не вспомню. (Боже мой, прошлый век и даже прошлое тысячелетие!) Был я тогда членом бюро Всероссийского театрального общества. Девушки из бригады Большого тетра как-то пожаловались, что Эйзен ни в какую не соглашается выступить в Доме актёра имени А. Яблочкиной со своим творческим отчётом перед ударниками коммунистического труда. Попробуй, говорят, может, тебе – офицеру он не откажет. Ну я пришёл к нему в гримуборную и всё честь по чести изложил. Дескать, имеют такое к вам спецзадание и очень надеюсь на ваше согласие.
Эйзен рассмеялся моему признанию:
- Вот хитрецы! Точно рассчитали, что военному человеку я не откажу.
О том, что он восемь лет солировал в ансамбле песни и пляски имени А. В. Александрова я знал и на всякий случай заручился ещё поддержкой генерал-майора Бориса Александровича Александрова, о котором, как о дирижере не единожды писал в газете «Красная звезда». То есть, все пути к возможному отступлению Эйзена были ликвидированы полностью, и такая предприимчивость ему тоже понравилась. Ибо сам он ею не обладал абсолютно. Несколько лет был депутатом Моссовета, но приличную квартиру себе так и не пробил. Дочь закончила театральный вуз и уехала работать, по-моему, куда-то за Урал. Ленина спел в опере «Октябрь» Мурадели еще в 1964 году, но народным СССР стал лишь к собственному пятидесятилетнему юбилею. Многие бы на его месте орудовали той оперной партией как тараном, а Эйзен, мне казалось, её даже стеснялся. Во всяком случае, когда мы однажды с ним выпили по паре рюмок, признался, что никогда и нигде партию Ленина не исполняет.
Эйзена действительно отличала поразительная скромность в быту и творчестве. Я бы сказал, что и стеснительность. Обладая истинным басовым талантом, где-то даже и уникальным, он совершенно не умел и не желал, что называется, подавать себя как артиста успешного и кругом благополучного. В этом смысле одним своим поступком он меня буквально потряс и обескуражил.
В день пятидесятилетия Артура Артуровича дирекция театра и профсоюзный комитет подготовили соответствующий приказ, в котором отмечались заслуги артиста, объявлялось о награждении его ценным подарком и путевкой в дом отдыха. Рядом с приказом на доске объявлений в служебном фойе вывешено было и специальное разноцветное поздравление. И что бы вы думали? Эйзен втихаря снял то и другое.
Спрашиваю: «Артур Артурович, вы зачем это сделали?» - «А на кой ляд мне эта притворная шумиха. Кому надо, те знают о моей круглой дате. Но ходить по театру и расцеловываться со всеми не испытываю никакой охоты» - «Ещё чего доброго скажут, что Эйзен «зажилил» банкет» - «Ну, Михаил, банкет – это святое. Он неотвратим, как солдатский дембель».
…Да, а творческий вечер Артур Артурович в итоге устроил просто-таки замечательный. Борис Александрович Покровский, с моей точки зрения, выдающийся оперный режиссер, очень тепло и проникновенно говорил о творчестве Эйзена. В Большом театре, сказал, очень многие поют и даже деньги за это получают. Но многие из поющих не настоящие артисты. А Эйзен - артист, даже тогда, когда выпивает с Политковским (преподаватель Артура Артуровича по консерватории - М. З. ).

Михаил Захарчук