Невосполнимая потеря
Памяти Владимира Валентиновича Меньшова

Наталия Нарочницкая
.
5 июня 2021 г. на 82-м году ушел из жизни выдающийся советский и российский кинорежиссер, актер, сценарист, продюсер, педагог и телеведущий, член правления «Мосфильма» Владимир Валентинович Меньшов. О нем единодушно пишут, что это был «человек ярчайшего таланта, поистине народный режиссер», перечисляют его достижения и награды, его бессмертные, ставшие культовыми фильмы. . .

Но такими словами вспоминают ведь не только Меньшова. Хочется добавить: это была цельная масштабная личность! Великая в своей неброской, но твердой позиции, которую Меньшов выражал без пафоса и громких слов. Без деклараций, но потому, что не мог иначе, ибо «так долг велит», как просто, но чеканно произнесла шекспировская Корделия. Внутренний долг художника и гражданина, долг русского человека, не отрекающегося от своего прошлого во всех его перипетиях, эпохах, грехах и взлетах. . .

Такие личности проходят сквозь политические системы и революции, не теряя внутреннего стержня, не теряя своей русскости во всем – в быту и творчестве, поступках и поведении, в ценностях. Даже выражение «преданность русской культуре» в самом широком смысле хочется истолковать, думая о Меньшове. Ибо «преданность» предполагает все же некую обособленность своего Я, которое осознанно принимает позицию.

Владимир Валентинович Меньшов был сам живым воплощением русского человека, кажущегося порой тихим, скромным, не выпячивавшим свои взгляды, но какая же скала, глыба оказывалась за этим неагрессивным отношением к окружающей жизни! И таких людей не так много, поэтому мы осиротели. . .

И мы обязаны все время прикасаться к этому столпу, так глубоко вросшему в русскую землю. Это убережет нас от ложных метаний в наш век подмен и пошлости.

Владимир Валентинович был полон сил и вел большую работу, неравнодушно участвовал в общественной жизни, согласился стать кандидатом в депутаты Государственной Думы РФ на выборах 2021 года от партии «Справедливая Россия – За правду». Мы встречались с ним на экспертном совещании, устроенным Захаром Прилепиным по русской теме и по спасению национального образования.

Никогда не забуду свою беседу с ним в цикле «Русские люди». Ведь этот цикл был задуман еще много лет назад как золотой фонд, в котором сохранится для людей живой, не энциклопедический, а именно живой камерный образ исполинских личностей, которые при жизни не возносились совсем уж до заоблачных высот, но труд и творчество, позиция которых навеки стали памятником нерукотворным, к которому не зарастет народная тропа.

Искренние соболезнования жене Владимира Меньшова – несравненной Вере Алентовой, делившей с ним и испытания, и взлеты. Дочери – талантливой и красивой Юлии Меньшовой.

Источник: «Столетие»

Ещё по теме:

Аким Салбиев

Не могу. . . Хочу, чтобы и вы прочитали. . . На прощании в Доме кино Панкратов-Чёрный сказал о Меньшове: «Он так любил народ! И страдал за него! Страдал!» И могло показаться – дежурная фраза, пафос по случаю. Но…
Панкратов-Чёрный вспомнил, как однажды Меньшов целый день таскал его по Астрахани, городу своего детства, с гордостью и страстью показывал родные места, рассказывал о кремле, старинных закоулках, в бар зашли, где к пиву особенную рыбку подают. А спустя пару лет (дело было на шукшинском фестивале в Сростках) уже Панкратов-Чёрный предложил показать Меньшову свою малую родину. «Далеко?» «Да нет, не очень, километров 500» «А что, поехали!»
Сели они в машину и рванули в деревню Конёво Алтайского края. Дальше – прямая речь:
И вот пока мой сводный брат Коля и его супруга Зоя накрывали на стол, я повёл Володю показать родную деревню, а это одна, собственно, улочка домов тридцать-сорок. Крыши, крытые дёрном, земляными пластами, трава на крышах растёт. . . Идём, значит, я веду экскурсию:
– Вот видишь развалившийся сруб? Это клуб, в нём даже маленькая библиотечка была.
– А чего ж не восстановят?
– Так ведь кино не показывают, да и ходить уже некому, остались одни старики, молодёжь разбежалась, работы нет, жить здесь не на что. . . А вот видишь яма и несколько брёвен от фундамента? Это моя школа, я тут до пятого класса учился.
– Что-то больно маленькая какая-то…
– Ну, а что, в избе – комната для двух учительниц, комната для первого и второго класса, комната для третьего и четвертого… А здесь был магазин, из райцентра раз в месяц сахар и конфетки привозили… Ну, вот больше показывать нечего, вся моя деревня…
Вернулись к брату в его пятистеночек, стол накрыт – грузди наши алтайские, огурчики, помидорчики, самогонка, хлебный квас – всё домашнее. Брат весёлый, радуется, что меня увидел, да ещё и познакомился с таким великим артистом и режиссёром, Владимиром Меньшовым. Выпиваем, закусываем, хозяева улыбаются…
А Володя такой серьёзный-серьёзный сидит, мрачный, смотрит Коле за спину, а там на стене коврик – олень воду пьёт и лебеди плавают – а к коврику приколоты ордена и медали. Володя спрашивает:
– Отцовские медали, Коля?
– Да нет, почему… Мои. Вот орден за посевную в таком-то году, а это медаль за уборочную в таком-то… Ценили нас, ценили – работали-то мы с утра до ночи…
И вдруг Володя заплакал.
Мы опешили – что такое?
А он плачет и говорит, всхлипывая: «Ордена, медали… и ты так живёшь?. . »
– А что, – Коля засуетился, – Хорошо живу, огород, всё своё, видишь, какой стол… Ну, а денег не платят, так их и тратить не на что…Перебьёмся!
А Володя плакал и плакал, вы не представляете… Как Шукшин в «Калине красной» на холмике – «да ведь это же мать моя»… Вот так и Володя рыдал, рыдал, обнял Кольку по-братски, говорит: «Да как же так! Сволочи! На мерседесах ездят, а всё равно Россией недовольны!. . »
Это было так пронзительно… Мы его еле его успокоили … А потом, когда ехали обратно, он вдруг говорит – строго так, горько: «Сашка! Снимать кино надо – о любви! Потому что русскому народу любовь не-об-хо-ди-ма! Иначе озлобится!
-------------
Не идёт у меня из головы эта история о плачущем Меньшов. Плачущем, как Шукшин. Правда, Шукшин плакал в кино, а это в жизни.