Сегодня исполняется 92 года советскому и российскому партийному и государственному деятелю, Председателю Совета министров СССР (1985—1991), члену КПСС, депутату Совета Союза Верховного Совета СССР, лауреату двух Государственных премий СССР, члену Совета Федерации Федерального собрания Российской Федерации с 2003 года, Герою Труда Российской Федерации, Национальному Герою Армении Николаю Ивановичу Рыжкову. Дата не юбилейная и мои воспоминания не елейные. Но этот человек крупно отмечен в моей судьбе. . .
Они с Горбачёвым вместе руководили Советским Союзом. Потом разошлись диаметрально. Тот, который с пятном на лбу, стал международной путаной, которую ненавидит решительная часть бывшего советского народа. А когда-то «плачущий премьер» остался и на вершине власти, и в памяти народной добрым, ничем не скурвленным правителем. Разница между ними – два года и целый мир. Провидение ещё ведёт их по жизни…
21. 01. 90, воскресенье.
Сегодня выходной и я могу, более-менее, спокойно попытаться восстановить канувшие в Лету события, как в личной, так и в общественной жизни. Прежде всего усложнилась обстановка в Ереване и Баку. Мои регионы. В Баку служил, жена оттуда, старшая дочь Наталья там родилась. А Ереван стал близок мне из-за землетрясения, которое случилось в конце позапрошлого года. Вместе с Председателем Совета Министров СССР Н. И. Рыжковым я изъездил за три месяца Армению вдоль и в поперёк. Видел, как армянки целовали руки Николаю Ивановичу. А одна выбежала к нему навстречу, волосы растрёпанные и орёт благим матом: «Не ставьте армянина на распределение продуктов и вещей. Они все воры!». Наверное, не все. Но я сразу почему-то вспомнил, как в Спитак и Ленинакан послали 7 полков Гражданской обороны, сформированных в России (2), на Украине (2), в Грузии, Азербайджане и Армении по одному. Первыми разбежались призывники Армении, за ними – Азербайджана и Грузии, потом – Украины. До конца остались только русские, так называемые «партизаны». Поэтому нынешняя грызня азербайджанцев и армян для меня – серпом по яйцам, черт бы их побрал! (Не мои яйца, разумеется!) Господи, я же жил в Баку в районе Арменикенда. Никогда не слышал, чтобы они враждовали. А проклятый Горби выпустил националистического джина из бутылки. И не с его квёлыми способностями загнать это уродище обратно. Причем никто из новоявленных реформаторов даже не заметил, когда случилось зловещее потирание о бок государственной емкости. А такой момент был - кровавые события в Сумгаите и начало карабахского конфликта в позапрошлом году.
16. 11. 90, пятница.
Сегодня на сессии Верховного Совета СССР выступил Горбачёв. Смысл его речи, если очень кратко, в трёх словах: есть конкретное предложение - надо что-то делать. Исполнительная власть, заявил он, должна иметь возможность выполнять принятую Верховным Советом программу. Налицо давление деструктивных сил, препятствующих консолидации общества. Причина этого - борьба за власть. В то время когда правительство предлагает народу выход из кризиса, против него начинают кампанию силы, желающие в своих политических целях навязать конфронтацию. После перерыва выступил Председатель Верховного Совета РСФСР, депутат Б. Н. Ельцин. Он сказал, что кризис в стране основывается не на личных отношениях политиков, а на кризисе тоталитарного строя, который ещё существует. Идёт внедрение тупиковой программы союзного правительства, но осуществляется она не постановлениями Совмина, а уже через Указы Президента. Ельцин посоветовал Горбачеву перестать держаться за старую структуру и нынешнее правительство. Он призвал выразить недоверие кабинету Рыжкова, как это уже сделал Верховный Совет РСФСР. Проблема номер один для страны, отметил Ельцин, - это продовольственный кризис. Вывод: отбросив гордыню, обратиться за экстренной помощью к Западу. Иначе голода не избежать.
5. 12. 90, среда.
Хитромудрому Яковлеву показалось мало возвеличить Ельцина, так он пожелал ещё и унизить Рыжкова. Этого человека я уважаю со времён спитакского землетрясения. Три месяца пробыл с ним, можно сказать, в экстремальных условиях и понял: мужик Николай Иванович, что надо. Меж тем «Московские новости» его добили своим самым эффективным оружием – соцопросом. "Вполне одобряю деятельность Рыжкова": Декабрь 1989 - 52%; Январь 1990 - 44%; Июль 1990 - 25%; Август 1990 - 21%; Октябрь 1990 - 15%.
28. 12. 90, пятница.
Говорят, что после перепалки с Горбачёвым у Рыжкова случился инфаркт. Зная о том, как болеет за страну Николай Иванович, я не сильно этому удивляюсь. Президент сообщил о болезни премьера на сессии Верховного Совета. Ещё он назначил себе в замы, пардон, вице-президенты некоего Геннадия Янаева. Кто он такой – понятия не имею. На просьбу депутатов рассмотреть альтернативные кандидатуры Президент ответил отказом. Сцыт бедолага. Сейчас любое его решение, а кадровое в особенности, даже если оно будет нормальным, воспримут все в штыки. Так уронить собственный авторитет – для этого надо иметь недюжинные способности. Сергей Витте как-то сказал: «Под влиянием трусости ни одно человеческое качество так не увеличивается, как глупость». Убийственно – о Горбачёве.
Ходят слухи, что Ельцин не даст денег в союзный бюджет. А это означает, что пенсии ветеранам и денежному содержанию военных может прийти кырдык. Моему – в том числе.
27. 05. 91, понедельник.
Присутствовал на встрече Язова с Маргарет Тэтчер. «Были рассмотрены вопросы, представляющие взаимный интерес». Как мне всё это надоело до чёртиков!
Решил на прощанье всё же написать материал «Предъявите пропуск». Чашу моего терпения переполнил субботний случай. Дело в том, что Николай Иванович Рыжков, выйдя на пенсию, баллотируется в президенты России. Его помощник (звонил и даже не представился) попросил меня оказать всяческое содействие (надо полагать, прежде всего, информационное) в проведении выборов. Просто с радостью я согласился. Даже не столько потому, что удостоен «монаршим» вниманием, сколько тем, что Николай Иванович не забыл, оказывается, наши с ним трёхмесячные скитания по вздыбленной землетрясением армянской земле. И всё-таки главным аргументом моего согласия стал тот факт, что достойным противником для Ельцина лично я вижу только Рыжкова. Ну не на Жириновского, Тулеева, Макашова, тем более – не на сволочь Бакатина мне делать ставку!
Господи, как же я жестоко и дико ошибся в Николае Ивановиче! Не понравилось мне уже то, что на подходе к спортзалу тяжёлой атлетики на Ленинградском проспекте вовсю свирепствовала милиция. При этом приглашённые на встречу с кандидатом в президенты показывали… пригласительные билеты! Со своим пропуском-вездеходом я дошёл до предпоследнего круга оцепления. Дальше меня не пустили! С удостоверением специального корреспондента ТАСС! Завидев коменданта столицы генерал-лейтенанта Смирнова, пожаловался ему. «Извини, дорогой, не я здесь командую. Сейчас скажу Макунину». (Надо полагать бывший начальник охраны Рыжкова). Пришёл какой-то подполковник и меня пропустил вовнутрь комплекса. Однако подняться на второй этаж, где находился Николай Иванович, не позволили. Они, видите ли, уже какого-то корреспондента ТАСС туда запустили! Вновь разыскал Макунина. Спрашиваю: зачем же вы делаете такую медвежью услугу Рыжкову? И этот придурок глубокомысленно изрёк: «А иначе зачем мы тогда будем нужны?»
И меня вдруг словно осенило! Никогда этот хороший, сердечный, даже сердобольный человек, Николай Иванович Рыжков, однажды в Кремлёвском дворце даже слезу уронивший от досады за то, что творится в стране, - никогда он не победит коварного нахала и горлопана Ельцина. НЕ такие как Рыжков сейчас в тренде. Развернулся я на сто восемьдесят градусов и почесал домой. И больше пальцем не пошевелил для победы Рыжкова. Он её просто не достоин!
1. 9. 91, воскресенье.
В «АиФ» интервью с Николаем Рыжковым. «Может ли быть президентом человек, который ничего не видит вокруг, не разбирается в людях; которого предают не только министры, на чьём избрании он настаивал, но и его помощники, друзья, личная охрана?» Николай Иванович: «Он сам всегда всех предавал. Не надо было разгонять тех людей, которые шли за ним с 1985 года. К середине этого года из тех людей с ним никого не осталось».
Что тут добавить? Проститутка он есть проститутка. Хоть и в штанах. У Горбачёва - генетика проститутки.
А Николаю Ивановичу я искренне желаю добра всяческого и здоровья крепкого.
*
P. S. Из воспоминаний Ю. В. Никулина: «О моих мытарствах, связанных с реконструкцией цирка, можно было бы написать целую книгу, и её бы читали люди с интересом. Начнем с того, что старое здание цирка проработало более ста лет и практически пришло в негодность даже по соображениям техники безопасности. Нужно было закрываться на реконструкцию. Специалисты все подсчитали, прикинули, и выходило, что цирк надо закрывать для ремонта на многие годы, а денег народных при этом уйдет во много раз больше, чем планировалось.
Все это я изложил Виктору Гришину, возглавлявшему тогда Московскую партийную организацию и предложил: дешевле будет построить новый цирк. Но партийный бонза заупрямился: центр города, говорит, строительство никто нам не разрешит, будем все же пробивать реконструкцию. Что ж, такой обух плетью было не перешибить. . .
Потом я бесконечно долго «выбивал» деньги в Министерстве культуры. Затем ходил по союзным ведомствам: Госплан, Минфин, Госкомтруд. Собирал различные визы. Во многих министерствах выступал с концертами - агитировал, просил, требовал помочь цирку. Дело между тем продвигалось черепашьим шагом – да почти никак не продвигалось. И тогда меня вдруг осенило: а что если обратиться за помощью прямо к тогдашнему председателю Совета Министров СССР Николаю Ивановичу Рыжкову. Вдруг примет? Человек он, говорят, нормальный.
На прием мы пошли вместе с прославленной дрессировщицей Ириной Бугримовой и Олегом Поповым. Когда в тех коридорах узнали, что мы собираемся просить ни много ни мало - 22 миллиона инвалютных рублей, то назвали нашу затею попросту глупой и несерьезной. Признаться, где-то сильно в глубине души и я так полагал, но всё же решился.
И вот навстречу нам выходит Николай Иванович. Началась беседа. Он нас о разном расспрашивает, а я сильно волнуюсь: о главном-то - ни слова. Подловил момент и говорю: «Николай Иванович, я просил три с половиной минуты у вас. Теперь боюсь, что мы не успеем решить проблему. В вашей приемной столько народу» - «А мы уже все решили, - отвечает Николай Иванович. - Вот сейчас я при вас подписываю». Взял ручку, подписал все бумаги и добавил: «Я советую вам, чтобы финны строили» - «Спасибо большое, Николай Иванович, - взволнованно произношу я. - Как мне жаль, что так строго стало с отмечаниями событий. В доброе время, до известного постановления, это дело мы, конечно, отметили бы. . . » - «А мы его тоже отметим», - сказал Рыжков. Позвонил секретарю, попросил чаю, печенье. . .
Меня мало волнуют политика и политики, но Николая Ивановича мы всегда будем считать крестным отцом нашего старого, а теперь уже и нового московского цирка, - всегда подытоживал свой рассказ Никулин».

Михаил Захарчук

Комментарий:

Андрей Развин
За строительства цирка ему конечно, респект. И человек хороший. Но, то что именно во времена премьерства Рыжкова, некогда могучая советская экономика, была опущена ниже плинтуса- факт не требующий доказательств. Абсолютно пустые прилавки магазинов и километровые очереди - ярчайший показатель его феноменальных государственных управленческих талантов.