Ежегодно 24 октября в Роскосмосе, на отечественных предприятиях ракетно-космической промышленности и космодромах России проходят памятные мероприятия, посвящённые погибшим испытателям ракетно-космической техники. Их точки отчёта – трагические события, случившиеся при испытаниях ракетно-космической техники в 1960 и 1963 годах 24 октября.

28 октября 1960 года главные СМИ страны опубликовали лаконичное сообщение: «Центральный Комитет КПСС, Президиум Верховного Совета СССР и Совет Министров СССР с глубоким прискорбием извещают, что 24 октября 1960 года в авиационной катастрофе трагически погиб кандидат в члены ЦК КПСС, депутат Верховного Совета СССР, заместитель министра обороны СССР, главнокомандующий Ракетными войсками стратегического назначения, маршал Неделин Митрофан Иванович».

Правда о случившейся беде стала известна лишь в начале 90-х с внедрением гласности в наше гражданское общество. Тогда с информации о массовой гибели людей на Байконуре был снят гриф особой секретности, и ту «авиационную катастрофу» официально признали фейком.

Что же на самом деле случилось 24 октября 1960 года на 41-й стартовой площадке ракетного полигона Тюра-Там во время подготовки к первому пуску новой боевой межконтинентальной баллистической ракеты Р-16?

Технических недостатков во время предстартовых испытаний ракеты было выявлено великое множество – их устраняли трое суток днём и ночью, с короткими перерывами на сон.
Председатель Госкомиссии Главный маршал артиллерии М. И. Неделин требовал работать ударными темпами, чтобы сделать подарок советской державе к 43-й годовщине Великого Октября. В то время трудовые успехи к знаменательным датам были нормой жизни, так что инициатива большого столичного начальника ни у кого отторжения не вызывала. Старались уложиться в установленный срок все – рядовые техники, ведущие специалисты, сам маршал.

В результате спешки, многочисленных нарушений регламентных работ и техники безопасности 24 октября 1960 года на Научно-исследовательском испытательном полигоне №5 Министерства обороны СССР (Государственный испытательный полигон «Байконур») произошла крупнейшая катастрофа в истории ракетной техники. За полчаса до первого пуска баллистической ракеты Р-16 случился несанкционированный запуск двигателя второй ступени, мощной струей газов прожгло баки первой ступени и горящее топливо, а его было заправлено в ракету 130 тонн (!), выплеснулось на расстояние, превышающее сотню метров.

В это время около ракеты находились десятки испытателей. По официальным данным, тогда погибли 57 военных и 17 гражданских специалистов. Все эти люди сгорели заживо.

Как было установлено по ходу расследования, испытательный пуск должен был состояться в 19:00, но за двадцать минут до старта двигатель Р-16 запустился самопроизвольно.

Через четыре минуты после этого ракета взорвалась. Позже от ожогов и ран скончались еще четыре человека (по другим данным, погибли 126 человек). Среди погибших был и ветеран Великой Отечественной, Герой Советского Союза, Главнокомандующий ракетными войсками стратегического назначения (РВСН) Митрофан Иванович Неделин. Очевидцы его смерти позже рассказали о том, что когда раскаленная струя вырвалась из ракеты, Неделина прижало к бетону и сожгло при температуре порядка трех тысяч градусов. Все, кто находился на переходнике ракеты, были сброшены на бетон с высоты пятнадцати метров, и мгновенно превратились в пепел. Вместе с маршалом Неделиным в огне погибли заместитель министра общего машиностроения Л. А. Гришин, заместитель Главного конструктора взорвавшейся ракеты М. К. Янгеля Л. А. Берлин, Главный конструктор систем управления Б. М. Коноплев, знаменитый «стреляющий» Герой Социалистического Труда А. И. Носов, испытатель Е. И. Осташов и другие специалисты.

Буквально за минуту до взрыва Янгель отошел от ракеты покурить, и остался жив. Как позже вспоминали очевидцы, курение спасло жизнь и академику А. Г. Иосифьяну и всем, кто оказался в момент взрыва в курилке.

Некурящему доктору технических наук А. Ф. Богомолову Иосифьян предложил пройти вместе с ним в курилку обсудить текущие рабочие вопросы. Заместитель начальника полигона генерал-майор Мрыкин, собиравшийся бросить курить, пошёл вместе с коллегами выкурить свою последнюю сигарету. После этой трагедии он продолжал курить всю оставшуюся жизнь.

Уже на следующий день на полигон прибыла Государственная комиссия во главе с Леонидом Ильичем Брежневым. В нее также вошли А. А. Гречко, Д. Ф. Устинов, В. Д. Калмыков, И. Д. Сербин, В. И. Табаков, Г. А. Тюлин, В. П. Глушко. На первом заседании комиссии, с участием оставшихся в живых руководителей запуска МБР Р-16, Брежнев сообщил о решении никого не наказывать – главные виновники погибли, с мёртвых спроса нет…

Анализ всех обстоятельств катастрофы показал, что если уж и следует кого винить, то не Янгеля, а, скорее, конструктора систем управления Коноплева и, в первую очередь, оператора, не выполнившего инструкцию предполетной проверки. Государственная комиссия установила: авария произошла в результате грубейшего нарушения техники безопасности — вопреки здравому смыслу, игнорируя мнение специалистов, маршал Неделин приказал устранить неполадки в системе автоматики прямо на заправленной ракете.

Главная причина трагедии, по мнению экспертов, – так называемый фактор Великого Октября: было страстное желание запустить Р-16 досрочно, к празднику революции. Эта суета и погубила специалистов-ракетчиков во главе с маршалом Неделиным.

Кандидат военных наук Константин Васильевич Герчик – очевидец той беды на Байконуре, сам получил тяжёлые травмы и сильнейшие ожоги. В 1957- м Герчика назначили начальником штаба космодрома Байконур, а с 1958-го по 1961-й он был начальником первого космодрома в мире. Из воспоминаний Константина Васильевича: «Вопреки логике и здравому смыслу Р-16 прибыла к нам «сырой», с крупными дефектами и недоработками. Но тогда не нашлось никого, способного доложить «наверх» правду о неготовности Р-16 к испытаниям. Расчет строился на «авось». Мы же, испытатели, были поставлены перед фактом, и стали заложниками ситуации… Авантюризм властей предержащих приблизил беду и несчастье, которые невозможно было предвидеть… В 18 часов 5 минут 24 октября объявляется получасовая готовность. И тут случилось неожиданное. Произошел несанкционированный запуск двигателя второй ступени, и огромные хвосты раскаленных газов мгновенно сожгли множественное количество человеческих тел, облепивших мачты обслуживания, примыкающих мостками к ракете. Через секунды заполыхал первый ракетный блок, который почти тут же взорвался. Взрыв оглушающей силы расплескал компоненты топлива по всей стартовой площадке и на многие десятки метров от нее, сжигая все и всех, кто оказался на пути огненного потока. Все, кто стоял подальше, бросились убегать. Площадку строили в спешке, лишь часть заасфальтировали.

Асфальт от жары нагрелся, кто попал сапогами в него, приклеились и сгорели. Потом на этом месте оставались только очертания фигур людей и негорючие предметы — металлические деньги, связки ключей, кокарды, пряжки от ремней, противогазов. . .

А некоторых охваченных пламенем остановила колючая проволока, они так и повисли на ней, мертвые. Горело все, кроме каблуков и подошв сапог. Потом по ним определяли, кем был погибший, военным или гражданским. Если бы строители успели заасфальтировать всю площадку, жертв, наверное, было бы еще больше». На кадрах документального кинофильма, который снимала полигонная фотолаборатория, видно, как пытаются убежать от огненного вала два солдата срочной службы в защитных костюмах ракетчиков, держа каждый в руке приспособление, которое они так и не бросили, хотя оба горели, как два факела.

Останки Митрофана Неделина смогли опознать лишь по звезде Героя Советского Союза. Похоронен он был в Москве у Кремлёвской стены. Других погибших военнослужащих хоронили на Байконуре.

***

В январе 1961 года стартовая позиция на полигоне Байконура была восстановлена и подготовлена к проведению дальнейших испытаний. Пуск ракеты Р-16 состоялся 2 февраля 1961 года. Ракета успешно прошла лётные испытания и в октябре 1961 года была принята на вооружение РВСН. До 1965 года было развернуто 186 пусковых установок комплексов Р-16 и Р-16У. На вооружении МБР этого типа состояли до середины 70-х годов. Последние ракеты наземных пусковых установок ликвидировали в 1977 году. На Западе ракета получила обозначение SS-7 «Saddler».

***

24 октября 1963 года на испытательном полигоне «Байконур», в шахтной пусковой установке ракеты Р-9, в результате пожара погибли восемь испытателей. При подготовке к пуску из шахты во время заправки ракеты пролилось горючее. Некоторое время спустя при замене перегоревшей лампочки от искры в электропатроне произошла вспышка и случился пожар.

С тех пор 24 октября считается «чёрным днём» космонавтики. В этот день пуски с «Байконура» не производятся, на космодроме приостанавливаются все работы с ракетами-носителями и космическими аппаратами, у братских могил испытателей, погибших в ходе аварий, проводится траурный митинг.

***

Трагические случаи при испытаниях ракетно-космической техники происходили и на космодроме Плесецк (Архангельская область). 26 июня 1973 года на первой пусковой установке площадки 132 при подготовке к сливу компонентов ракетного топлива из ракеты-носителя «Космос-3М» произошел взрыв ракеты, в результате которого семь человек погибли на стартовом комплексе, двое от полученных ожогов скончались в больнице. Погибшие 26 июня 1973 года были похоронены в городе Мирном в братской могиле.

18 марта 1980 года при испытании сложной космической техники на космодроме Плесецк случилась еще одна трагедия. При подготовке к пуску ракеты-носителя «Восток» на стартовой площадке произошел взрыв. 45 человек погибли на месте, трое скончались в госпитале от ран, 42 человека получили ранения. Погибшие тоже были похоронены в Мирном. В настоящее время на этом месте — Мемориал погибшим воинам при испытаниях ракетно-космической техники.

Согласно приказу главнокомандующего Ракетными войсками стратегического назначения № 210 от 1999 года 24 октября в РВСН был объявлен Днем памяти ракетчиков.

Ежегодно во всех соединениях и воинских частях РВСН 24 октября начинается с минуты молчания. В частях и подразделениях совместно с ветеранскими и общественными организациями, представителями религиозных объединений проводятся памятные мероприятия, в том числе на местах воинских захоронений с участием родственников погибших.

Памятные мероприятия 24 октября проходят и в Москве. Ветераны ракетных войск, руководители предприятий космической отрасли, космонавты возлагают цветы к месту захоронения М. И. Неделина у Кремлевской стены.

Сергей Муравьёв