Гроссмейстер войны Николай Ватутин

16 декабря с. г. (3 по ст. ст. ) исполняется 120 лет со дня рождения генерала армии Николая Федоровича Ватутина, крестьянского сына, которому судьбой было уготовано стать выдающимся военачальником. Маршал Советского Союза А. М. Василевский писал: «Его имя. . . навсегда связано с нашими победами под Сталинградом и Курском, при форсировании Днепра и освобождении Киева, на Правобережной Украине… Генерал Ватутин по заслугам снискал себе общее признание и всенародную любовь».

Освободитель столицы Украины от немецко-фашистской оккупации, командующий 1-м Украинским фронтом похоронен в центре Киева, в 1944 г. , на месте ранее снесенной церкви Святого равноапостольного князя Александра Невского в Мариинском парке. Над могилой установлена фигура генерала Ватутина из серого гранита. Надпись на черном лабрадорите постамента памятника красноречива: «Герою Радянського союзу генераловi Ватутiну вiд українського народу». Подкупает возвышенная и простая стилистика надписи — без инициалов, по аналогии с надписями величайшим сынам народа Минину, Пожарскому, Пушкину…

Как разработчик хитроумных крупномасштабных военных операций Ватутин получил у немецких командиров уважительные прозвища «шахматист» и «гроссмейстер».

Ватутин активно причастен к Белгородско-Харьковской, Полтавско-Черниговской и Ровно-Луцкой наступательным операциям. Не случайно имя освободителя Украины от фашистской чумы носили улицы в шестнадцати городах УССР — Харькове, Луганске, Полтаве, Сумах, Кременчуге, Запорожье, Днепродзержинске, Днепропетровске, Чернигове, Киеве, Житомире, Виннице, Хмельницком, Николаеве, Одессе, Севастополе.

Однако сегодня память о прославленном генерале хранят и многие другие наши города, начиная с Москвы, Санкт-Петербурга, Нижнего Новгорода, Владикавказа, и даже очень далекие от боевых действий, как скажем, Новосибирск, где на ул. Ватутина располагается храм мужского монастыря в честь Святых новомучеников и исповедников Российских.

Родина помнит о том, что есть в Валуйском районе Белгородчины небольшая деревушка Ватутино (бывшее Чепухино, прежде — Курской губернии), где родился знаменитый советский полководец Герой Советского Союза генерал армии Николай Федорович Ватутин.

Существует здесь Дом-музей генерала Н. Ф. Ватутина, открытый в 1950 г. ОН расположен в двух строениях: в доме, где родился Ватутин, и в доме, построенном воинами I-го Украинского фронта для матери генерала после его гибели. Экспозиция музея рассказывает о жизни и деятельности выдающегося военачальника. В 2001 г. к 100-летию со дня рождения Н. Ф. Ватутина была осуществлена реэкпозиция.

Посетители небольшой хатки с глиняными полами и под соломенной крышей с любопытством знакомятся с более чем скромным бытом большой семьи крестьянина-середняка Федора Григорьевича и Веры Ефимовны Ватутиных. Рано овдовев, Вера Ефимовна самостоятельно поставила на ноги семерых детей, каждый из которых вырос достойным человеком.

А в Белгороде есть проспект Ватутина — красивый и широкий, увенчанный на склоне Харьковской горы памятником святому равноапостольному князю Владимиру Крестителю работы Вячеслава Клыкова.

Есть бюст генерала Ватутина и в с. Средние Апочки Курской области, установленный в 100 метрах от правления колхоза им. Ватутина.

Памятник полководцу в Донецке был изготовлен и установлен за счет добровольных пожертвований летом 2009 г.

* * *

Предки Ватутина были служилыми людьми Палатовской крепости. Вот откуда, как считают биографы, пришла в ватутинский род «военная косточка».

Село Чепухино (Курской губернии, а ныне Белгородской обл. ) было основано Акимом Чепухиным в конце XVII в. Прямой предок генерала Н. Ф. Ватутина появился в этом селе между 1763 и 1782 гг. Это был Петр Иванович Ватутин, — сообщает «ревизская сказка» (перепись населения) за 1795 г. Дальнейшая родословная Ватутиных неизвестна вплоть до деда Николая — Григория Дмитриевича Ватутина, в коем тоже крепко была заправлена «военная косточка». Он 18 лет прослужил в кавалерии — самом престижном и трудоемком роде войск того времени. Биограф полководца М. Брагин пишет, что Григорий был «умный, честный, суровый старик», который «привык к распорядку и установил дома строгие правила. За одним столом все Ватутины не умещались — зимой ставили два стола в хате, а летом расстилали во дворе на траве широкую длинную холстину, расставляли по углам миски на семью каждого сына, раскидывали ложки, и когда дед зычно произносил “Садись!”, подходили сыновья с женами, отовсюду сбегались внуки».

Такою была атмосфера в тридцатидушевой семье старого солдата Г. Ватутина, где начиналось воспитание будущего генерала. Здесь сложились его собранность, трудолюбие, аккуратность и продуманность во всяком деле, скромность, даже замкнутость, молчаливость и оттого кажущаяся внешняя суровость.

Но и доброта тоже отсюда, от этого семейного уклада, организованного дедом, от этих родовых корней. «Старик был строг, однако все знали, что нет на селе более отзывчивого и справедливого человека, чем Григорий Дмитриевич, и не было случая… чтобы он не помог попавшему в беду человеку. Эти качества деда Григория передались всем Ватутиным».

Через много лет соратник знаменитого военачальника генерал К. В. Крайнюков напишет: «Н. Ф. Ватутин был простым и душевным человеком, который никогда не выпячивал себя, никогда не бахвалился ратными делами и все одержанные победы относил к боевому коллективу, ко всем войскам фронта. Яканья он терпеть не мог и никогда не любовался собой».

Ватутин. jpegОдин из девяти детей в семье, Николай Ватутин учился в Валуйках и Уразово. В армии — с 1920 г. Окончил Полтавскую пехотную школу (1922), Киевскую высшую объединенную военную школу (1924), Военную академию имени М. В. Фрунзе (1929), оперативный факультет этой же академии (1934) и Военную академию Генштаба (1937).

Во время Гражданской войны участвовал в боях против войск Махно в районе Луганска и Старобельска. После войны командовал взводом, ротой, служил в штабе 7-й стрелковой дивизии. В 1931–1941 гг. — начальник штаба дивизии, начальник 1-го отдела штаба СибВО, заместитель начальника и начальник штаба НОВО, начальник Оперативного управления и 1-й заместитель начальника Генштаба.

Способный военачальник возглавил сначала Оперативное управление, а в 1940 г. был выдвинут на должность первого заместителя начальника Генерального штаба РККА. Маршал Советского Союза Г. К. Жуков, бывший в то время начальником Генштаба, в своей книге «Воспоминания и размышления» отмечает, что генерал Ватутин отличался исключительным трудолюбием и широтой стратегического мышления. Из мемуаров Жукова известно также о том, вечером 21 июня 1941 г. Жуков вместе с наркомом С. К. Тимошенко и генерал-лейтенантом Ватутиным были вызваны Сталиным в Кремль и по дороге договорились во что бы то ни стало добиться решения о приведении войск в боевую готовность. Сталин же решил, что такая директива преждевременна и указал, что надо дать — короткую, в которой указать, что нападение может начаться с провокационных действий немецких частей. . . Такая директива, как известно, и была составлена Жуковым и Ватутиным, и с ней, предлагавшей привести в боевую готовность войсковые части и противовоздушную оборону страны, генерал Ватутин немедленно выехал в Генштаб. Передача ее в военные округа была закончена в 00 часов 30 минут 22 июня 1941 г. — за три с половиной часа до войны.

* * *

В ночь на 30 июня 1941 г. Ватутин выехал на фронт. С того дня он — начальник штаба Северо-Западного фронта. В мае-июле 1942 г. — заместитель начальника Генштаба и представитель Ставки ВГК на Брянском фронте. В июле-октябре 1942 г. командовал Воронежским фронтом, который под его руководством оборонялся от немецко-фашистских войск на воронежском направлении. Во время Сталинградской битвы командовал Юго-Западным фронтом. Его войска во взаимодействии с войсками Сталинградского и Донского фронтов окружили группировку фельдмаршала Паулюса под Сталинградом, а в декабре 1942 г. во взаимодействии с левым крылом Воронежского фронта провели Среднедонскую операцию, нанесли поражение группировке противника на Среднем Дону, окончательно сорвали план противника деблокировать окруженные под Сталинградом войска.

В марте 1943 г. Ватутин вновь был назначен командующим Воронежским фронтом. Летом 1943 г. в период оборонительного сражения на Курской дуге части и соединения фронта отразили мощные удары противника, в ходе контрнаступления успешно решили задачу прорыва глубоко эшелонированной обороны.

Незаурядное военное дарование Ватутин проявил при создании мощных ударных группировок, применении танковых корпусов в качестве подвижных групп армий, а танковых армий — в качестве подвижных групп фронта, что позволяло обеспечить высокие темпы при прорыве обороны противника и преследовании его.

Под руководством Ватутина войска Воронежского (с октября 1943 г. — 1-го Украинского) фронта участвовали в битве за Днепр, освобождении Киева (в ноябре 1943 г. ), а также в последующих операциях по изгнанию врага с Правобережной Украины.

Это именно генерал армии Ватутин, командующий войсками фронта, 4 ноября 1943 г. , перед вводом подвижных частей в прорыв, направил танковым военачальникам следующую телеграмму: «Успешное выполнение задачи зависит в первую очередь от стремительности, смелости и решительности ваших действий. Ваша цель — в самый кратчайший срок выполнить поставленные вам задачи, для чего, не боясь оторваться от пехоты, стремительно двигаться вперед, смело уничтожать отдельные очаги противника, навести панику среди его войск. Стремительно преследовать их, с тем, чтобы к утру 5 ноября 1943 г. нам занять Киев. Командирам всех степеней быть со своими частями и лично вести их для выполнения задачи».

К 4 часам утра 6 ноября руководимые Ватутиным войска полностью овладели столицей Украины. Освобождению города во многом способствовал глубокий обходной маневр 3-й гвардейской танковой армии генерала П. С. Рыбалко и других подвижных соединений фронта. В то же утро Ватутин выехал в любимый им Киев.

Так складывалось, что войска под командованием Ватутина на разных фронтах одерживали верх над немецкими армиями, которыми руководил генерал-фельдмаршал Манштейн, один из лучших военачальников вермахта, которому Гитлер поручал самые ответственные операции на Восточном фронте. Но в состязаниях с Ватутиным Манштейн постоянно терпел фиаско.

К. Крайнюков, член Военного совета фронта, отметил: «Испокон веков в военных академиях всех стран изучают как классический пример окружения и разгрома противника сражение при Каннах, имевшее место в 216 г. до н. э. Но “Канны” повторить не удавалось ни Наполеону, ни другим видным полководцам прошлого. А крестьянский сын, молодой советский генерал Николай Ватутин совместно с другими военачальниками дважды устраивал гитлеровцам сокрушительные “Канны”. Один раз это случилось под Сталинградом, где советские войска окружили 330-тысячную немецко-фашистскую армию, а другой раз под Корсунь-Шевченковским, где войска 2-го и 1-го Украинских фронтов взяли в кольцо крупную группировку врага, насчитывавшую десять дивизий и одну бригаду противника, а также отдельные вспомогательные части. В первом случае Николай Федорович возглавлял войска Юго-Западного фронта, во втором — командовал 1-м Украинским».

Затем этот фронт успешно действовал при проведении Ровно-Луцкой операции, где командующий фронтом применил мощный удар по центральной позиции с охватом фланга войск противника, что позволило выйти в тыл немецкой группировке и полностью ее уничтожить.

Ватутин внес значительный вклад в развитие теории и практики контрнаступления, окружения и разгрома крупных группировок противника, действий подвижных групп фронта и армии, осуществления решительного маневра войсками, организации устойчивой и активной глубоко эшелонированной оперативной обороны. Был награжден орденами Ленина, Красного Знамени, Суворова I степени, Кутузова I степени, а также иностранным орденом.

* * *

Многое довелось пережить на своем не очень долгом веку Николаю Ватутину. Как-то, общаясь с курсантами, вспомнил он голод 1921 г. , когда умерли его младший брат Егор, отец и дед.

К нему самому, сорокадвухлетнему генералу, командующему 1-м Украинским фронтом, смерть пришла не от оккупантов. Он был смертельно ранен вояками Украинской повстанческой армии (УПА, запрещена в РФ).

Сам факт его ранения украинскими националистами умалчивался 19 лет, и только в 1963 г. об этом было сообщено в одном из томов «Истории Великой Отечественной войны».

В советских мемуарах даже самого высокого уровня сведения о кончине легендарного генерала в деталях противоречивы. В двух своих изданиях разные данные привел даже Г. К. Жуков.

В целом вырисовывается такая картина. 9 февраля 1944 г. в 16 часов 30 минут командующий 1-м Украинским фронтом генерал армии Н. Ф. Ватутин и член Военного совета фронта генерал-майор К. В. Крайнюков в сопровождении малочисленной охраны выехали из штаба 13-й армии, расположенного в районе города Ровно в район города Славута, где располагался штаб 60-й армии, по маршруту «Ровно — Гоща — Славута». Подъехав в 19 часов 40 минут к северной окраине села Милятын, командующий и сопровождающие его лица обратили внимание на толпу, из которой спустя мгновение раздались выстрелы… (В разных источниках приводится разная численность противника — и 250 человек, и на порядок меньше, а поначалу это описывалось и как намеренная засада; опрошенные в разное время бандеровцы Ундир, Воробец и Басюк тоже назвали разное количество и членов банды, и военных автомобилей). Как бы то ни было, автомобили остановились, и Ватутин приказал выяснить, что произошло. Внезапно из окон домов по машинам командующего и сопровождения был открыт плотный ружейный огонь. Генерал вместе с охраной выбрался из машины, принял бой, но был ранен в ногу выше колена… Так как перевязку ему смогли сделать только в Гоще, он потерял много крови. Затем его доставили в военный госпиталь в Ровно, откуда переправили в Киев, где за жизнь полководца боролись лучшие врачи под руководством известного хирурга Н. Бурденко, который, осмотрев раненого, констатировал: «Мы его, видимо, быстро сможем поставить на ноги, и он приступит к исполнению своих обязанностей».

Ватутин вроде бы стал выздоравливать, приступил к работе над документами, но внезапно почувствовал сильное недомогание. Врачи заподозрили приступ малярии, которой Ватутин страдал. Оказалось — гангрена. 5 апреля 1944 г. была произведена высокая ампутация бедра, но и она не помогла.

Полководец скончался в ночь на 15 апреля 1944 г. 17 апреля его похоронили.

Как писала пресса тех лет, нескончаемым потоком с утра и до вечера шли трудящиеся столицы Украины, отдавая последний долг выдающемуся военачальнику.

Памятник, установленный на могиле Н. Ватутина в 1948 г. в Мариинском парке Киева (скульптор Е. Вучетич, архитектор Я. Белопольский) находится рядом с домом (ул. Липская, 4), где незадолго до войны в одной из квартир вместе с семьей проживал Николай Федорович, в то время — заместитель, а потом и начальник штаба Киевского военного округа.

В новейшие времена неоднократно возникала угроза сноса памятника Ватутину, однако пока, к счастью, намерения украинских неонацистов не осуществились.

В канун 20-летия Победы, 6 мая 1965 г. Президиум ВС СССР генералу армии Н. Ф. Ватутину посмертно присвоил звание Героя Советского Союза.

К Ватутину вполне можно отнести высказывание Наполеона о генерале Раевском: «Этот генерал сделан из материала, из которого делаются маршалы».

Станислав Минаков

Источник: «Столетие»