Путешествуя по капиталистической Луне, в тамошних городах Незнайка обнаружил превеликое множество самых разных газет. Некоторые привлекали внимание одним только названием. Там были и «Деловая смекалка», и «Давилонские юморески», и «Газета для толстеньких», и «Газета для тоненьких», и «Газета для умных», и «Газета для дураков». . .
Пристрастившись к чтению лунных газет, наш путешественник решил продолжить это увлекательное занятие и на Земле. Однако в его родном Цветочном городе газет никто не издавал. Нужды в этом не было. Цветочное население было малочисленно, новости, за редким исключением, были хорошие и разносились безо всяких газет. И заборы им были не помеха…
Так бы Незнайка и остался бы без занимательного чтива, если бы его новый знакомый, практичный кот Матроскин, не показал бы ему несколько номеров «Авиаграда», который издавался в соседнем Саду-городе. Несмотря на «не цветочное» название, в газете Незнайка обнаружил несколько полезных и для цветочинцев вещей. Про собрания жителей, про общий ремонт домиков и благоустройство дворов. Тот же Матроскин рассказывал, что «Авиаград» не единственная газета в Саде-городе. Но только на нее одну можно было подписаться в тамошних библиотеках.
Взяв путеводитель по садгородским окрестностям и Матроскина для большей надежности, Незнайка направился на поиски садовых библиотек и подписки на «Авиаград».
Путешествие к Саду-городу было недолгим. Его даже можно было бы назвать приятной прогулкой. Ведь за ближними холмами уже показались те самые городские сады. Однако в этот момент путники увидели перед собой кривой поворот на какой-то проселок…Перед ним красовался указатель с довольно странным названием «Жутков закоулок». На карте Сада-города района с таким названием обозначено не было.
Времени у друзей было предостаточно, название у этого земного местечка, как и у некоторых лунных газет, было забавное. Поэтому Незнайка с Матроскиным решили полюбопытствовать, чем живет такой закоулок.
Завернув за пригорок и пройдя обещанные указателем сто метров, друзья увидели, действительно, «жуткую» картину. За смрадными кучами какого-то мусора и свалкой старых автомобилей с трудом угадывалась городская улица. Вернее, то, что было когда-то улицей. Или переулком. На вершине одной из мусорных куч болтался выцветший транспарант: «Оставьте в покое наши оппозиционные помойки».
От такого вида у друзей и без того пошел мороз по коже, а тут еще из ближайшей подворотни, отдающей туалетом, выбежала свирепая собака, похожая на крокодила. Из пасти у нее торчал обрывок старой шубы. Быстро сообразив, что для нее две живые добычи (тем более, если одна из них – кот) куда аппетитнее, нежели старая тряпица, путники бросились наутек… Опомнились и пришли в себя приятели только на садовых улицах, где без особого труда нашли ближайшую библиотеку.
Подписку на «Авиаград» Незнайка оформил быстро. Но прежде, чем покинуть приветливое книжное заведение, по лунной привычке он решил посмотреть подшивки местных газет. Незнайка помнил, что лунные жители с удовольствием читали, например, «Газету для дураков». И вовсе не потому, что были дураками. А потому, что им было интересно, что там для дураков пишут. Да и написано в этой газете было простым языком, понятным даже дуракам.
Тут у самого библиотечного окошка Незнайка увидел подшивку с уже знакомым по прогулке названием «Жутковские страсти». Наш герой, даже не листая номеров, а только просмотрев несколько первых страниц, увидел полный набор страшных и жутких новостей. То те же собаки порвали ту же шубу, то какой-то хулиган раздавил ногой пакет прокисшего молока. То новоявленного почтальона Печкина прогнали с улицы вместе с велосипедом. То какую-то подворотню так завалили мусором, что прохожие уже не могли пользоваться ею как общественным туалетом. Кстати и бумага «Жутковских страстей» была какая-то желтая. «Наверное, выгорела на солнце возле окна», - подумал Незнайка.
Точку в этом просмотре Незнайка поставил, когда увидел себя на одной из первых полос. В статье говорилось, что в соседний Цветочный город вернулся лунный путешественник. Что и до полета он был туповат и задирист. А уж после вообще стал совсем дураком, ко всему прочему, злым, что твой крокодил. . . Рядом красовалось подходящее фото. Незнайка помнил, что его посадка была очень жесткая, и ему было очень больно. Отсюда и фото такое. Но при чем тут «злой, как крокодил»?
В общем, Незнайка поглубже в карман спрятал подписную квитанцию «Авиаграда», поблагодарил Матроскина за науку и отправился домой вместе с цветочинцами ждать, когда изгнанник-велосипедист Печкин привезет ближайший номер полезной газеты.
Михаил ПЕТУХОВ