Хозяин родильного дома

Мало кто из мамочек-жуковчанок прошел мимо городского роддома. Ведь многие «находили» детишек не в капусте… В роддоме подмосковного Жуковского вот уже 35 лет работает и из них 20 лет в должности руководителя заслуженный медработник Московской области, врач высшей категории Сергей Корнишин

- Сергей Николаевич, вопрос, конечно, «избитый», но мне всегда интересно, почему человек становится врачом, а вы к тому же выбрали акушерство?

- Во-первых, у меня мама – акушер-гинеколог. Проработала 37 лет, это был настоящий доктор. Может быть, я пошел по ее стопам, но мне на самом деле нравилась эта профессия. Окончательно я убедился в правильности своего выбора, когда на третьем курсе мы проходили общую хирургию, стояли на операциях, общались с больными. Полностью понимание профессии врача приходит, когда осознаешь, чем и как «пахнет» больница, больные и их болезни.

Когда после третьего курса нам, студентам, разрешили работать медсестрами и медбратьями, меня взяли анестезиологом в областной клинический роддом. В последующем я проходил специализацию по анестезиологии и реанимации. Полученные тогда навыки помогают теперь в моей сегодняшней работе.

- Если бы вы не стали врачом, то кем?

- Шофером или поваром. Скорее всего, шофером. Очень нравится водить машину. Я ведь сижу за рулем с трех лет: отец всегда сажал меня на колени, и я крутил баранку.

- А почему поваром?

- Люблю готовить. Особенно летом на даче, когда гости приходят.

- И все-таки во время учебы не возникало мысли, что зря пошли в медицину?

- Эта мечта моего юношества. Стремление и желание поступить в мединститут в 8 - 10 классах еще больше усилились, и я целенаправленно готовился к экзаменам. В 1967 году, когда я окончил школу, был двойной выпуск 10-х и 11-х классов, поэтому ближайшие медицинские вузы Омска и Новосибирска (я тогда жил в Сибири) были переполнены: конкурс был 15 человек на место. Чтобы поступить, необходимо было набрать максимальный балл. Это было невероятно сложно. Тогда мы с мамой стали рассматривать другие вузы, и выбрали Благовещенск Амурской области – это на Дальнем Востоке, на границе с Китаем. И я туда поступил.

Это прекрасный медицинский институт с замечательной профессурой, с очень доброжелательным отношением к студентам и больным. Там преподавали люди, которые по каким-то особым тогда причинам не могли работать в Москве, а в Благовещенский мединститут прошли по конкурсу: получили кафедры, преподавали, вели научную работу. Мы, студенты, быстро влились в этот коллектив, состоящий в основном из молодых профессоров, доцентов, ассистентов. Они были ненамного старше нас; грамотные, эрудированные, они много знали и умели, много читали, к чему и нас приучили. Ухоженные, молодые, красивые ребята, они всегда ходили в белой рубашке и галстуке. С третьего курса я тоже стал так одеваться, и с тех пор не изменяю этому правилу. Мы брали с них пример во всем.

- Как вы «попали» в акушерство?

- После окончания института я поступил в ординатуру кафедры акушерства и гинекологии. Акушерство – это одна из самых трудных профессий в медицине. Это наука, дающая здоровье дальнейшему поколению людей и сохраняющая тех, кто дает жизнь. Это не «высокие» слова, как может показаться, это так на самом деле, ведь наша задача – сохранить две жизни: матери и ребенка. Признаюсь вам, чем взрослее становлюсь, тем больше боюсь сделать что-то не так. Когда был молодым, совершенно ничего не боялся. Операцию? – Да легко! Кесарево? – Да запросто! А сейчас, вроде и техника отработана до мелочей, есть навыки и умение, тем не менее, стал бояться, и каждые роды для меня – это рубчик на сердце…

Вы знаете, в нашем роддоме трудится коллектив трудоголиков, у которых из всех ценностей – работа на первом месте. Мои коллеги преданы своей профессии, каждый в любой критической ситуации может остаться после окончания своего рабочего дня, помогает в любое время суток, будь то вечер или ночь. Врачи высшей категории Лидия Николаевна Коршунова и Надежда Евгеньевна Сидорова, врач 1 категории Анжела Темирбековна Темирбекова – это тот костяк, который составляет наше отделение. Нельзя не сказать о работающих у нас акушерах. Это высококвалифицированные кадры, постоянно повышающие свою квалификацию. Люди проработали в роддоме немало лет, воспитывают молодые кадры, учат их профессиональной мудрости и жизни.

- Заканчивается ваш рабочий день, вы уходите домой и отключаетесь от работы до следующего дня?

- Мой телефон всегда включен, даже если я уезжаю из Жуковского в отпуск. Причем я всегда сообщаю, куда поехал, да и уезжаю я недалеко от города и больше двух недель не выдерживаю, возвращаюсь домой.

- Сергей Николаевич, на ваш взгляд, в настоящее время роды у женщин проходят тяжелее или легче, чем, скажем, 25 лет назад?

- В последние годы количество нормальных здоровых беременностей уменьшается: у многих женщин имеются различные заболевания. Количество нормальных родов в нашем роддоме составляет 40%. Это немного, хотелось бы иметь больше здоровых женщин.

- Кому делается кесарево сечение и как часто приходится это делать?

- В последнее время в нашем роддоме количество операций кесарева сечения увеличилось на 3% по сравнению с прошлым годом. Во-первых, эта операция делается женщинам, у которых раньше было кесарево. Во-вторых, оперируются женщины, имеющие большое количество соматических патологий со стороны беременности, с заболеваниями внутренних органов, глаз, костей, суставов и других болезней.

- Некоторым женщинам во время беременности приходится лежать на сохранении. Лекарства они приносят с собой?

- Нет. Конечно, каждая пролеченная женщина в палате патологии дорого обходится государству, но в нашем роддоме имеются все необходимые лекарственные препараты. Даже если каких-то нет, то в течение двух - трех дней мы их получаем.

- В каком возрасте сейчас чаще рожают? Я слышала, что в последнее время наметилась тенденция поздних родов.

- Есть две категории. Первая – это 22 - 23-летние зрелые замужние женщины, которые планируют беременность, то есть провели полное обследование себя и мужа, выявили болезни, пролечились и на таком благоприятном фоне наступает беременность.

Вторая – женщины, которым 32 - 35 и даже 38 - 40 лет. Вот у них как раз и возникают сложности. . .

- Можете сказать, сколько малышей приняли лично вы?

- Когда я подсчитал, то вышло в пределах 10 - 12 тысяч. В 1975 - 80 годах родов было очень много.

- Где вы работали раньше, до жуковского роддома?

- Нигде. Я пришел сюда в 1975 году, в моей трудовой книжке всего две записи: о приеме на работу в жуковский роддом и назначении заведующим родильным отделением городской больницы.

- Работа в роддоме нелегкая. Как вы отдыхаете? У вас есть хобби?

- Рыбалка и пчеловодство. Рыбачу везде: где есть вода, там и забрасываю удочку. Пчеловодством занимаюсь 10 лет, а до этого лет 20 мечтал иметь свою пасеку. Сейчас на даче есть шесть ульев с пчелами, все делаю сам от начала до конца: от подготовки ульев к сезону и до качания меда. Летом по субботам - воскресеньям на машине ездим с семьей за грибами.

- В нашем роддоме практикуется совместное пребывание в одной палате матери и ребенка?

- Конечно, и уже в течение нескольких лет. Многие мамы изъявляют желание все время находиться рядом с ребенком. Мы пропагандируем грудное вскармливание и кормление по первому зову малыша.

- Чем введение родовых сертификатов помогает родильным домам, в частности, нашему, жуковскому?

- На средства, полученные от родовых сертификатов, осуществляется закупка современной аппаратуры. Например, в 2009 году мы приобрели монитор для исследования плода, ультразвуковой аппарат, мониторы, определяющие функцию сердечно-сосудистой системы, артериального давления, пульса, насыщения организма кислородом. В операционной используется только одноразовое белье, также как и комплект для приема родов. Кроме того, на деньги, полученные от родовых сертификатов, закупаются многие лекарственные препараты.

Беседовала Альбина ГОЛУБКОВА