Есть в работе Вольной академии духовной культуры главные темы – в музыке это, безусловно, Свиридов

С 2002 года настраиваются слушатели музыкального салона ВАДК на свиридовскую волну. В этом сезоне прошли уже два вечера, посвященных Г. В. Свиридову. В декабре приезжали в Жуковский ученики Свиридова – композиторы Алексей Вульфов и Иван Вишневский, исполняли свою музыку, полную «свиридовской души». В конце января состоялась встреча с Александром Белоненко, племянником композитора, директором института Георгия Свиридова, президентом Национального Свиридовского фонда, заслуженным деятелем культуры РФ.
Неутомимый и глубокий исследователь творческого наследия великого своего родственника, Александр Сергеевич всегда находит время, чтобы приехать в гости к жуковчанам, поделиться своими открытиями. И приезжает к нам с большим удовольствием, потому что всегда находит в рядах Вольной отклик и понимание: «В память о Свиридове я очень рад встречаться с вами, как только представляется такая возможность». И всегда он делится потрясающе интересной информацией, своими живыми воспоминаниями, размышлениями и новыми находками.
Поводом для этой встречи послужили музыкальные события, имевшие место в конце декабря в Москве: с разницей в два дня прошли две премьеры, два исполнения одного произведения Свиридова – «Отчалившая Русь» на поэзию С. Есенина. В РАМ им. Гнесиных ее исполнял оркестр народных инструментов РАМ (в оркестровке дирижера оркестра В. Скловский), солистка – певица из Геликон-оперы. В большом зале консерватории она прозвучала в исполнении симфонического оркестра им. П. И. Чайковского под управлением Федосеева и солиста Большого театра, партитура – норвежского композитора Р. Седерлинда, которого называют «норвежским Свиридовым». Он не на заказ, а по своему желанию сделал оркестровку этого произведения (Свиридов написал его для голоса с фортепиано) – свое приветствие, видимо, близкому по духу русскому композитору. Как раз это – что такое дух в музыке, как он в ней отражается – и стало предметом разговора на встрече в Вольной.
Оркестровка – «вещь очень деликатная», это понятно. Но что деликатная до такой степени – слушатели сами смогли почувствовать при непосредственном сравнении двух исполнений. Сравнивали записи одних и тех же фрагментов из «Отчалившей Руси»: одна была сделана в 1983 году при непосредственном участии Свиридова (он сам репетировал тогда с Е. Образцовой, которая пела под фортепиано), другая – свежая запись концерта в большом зале консерватории в оркестровке норвежца. И диву давались, насколько по-разному звучит одно и то же произведение! И от чего зависит «попадание» в идею композитора, насколько близко новое исполнение к свиридовскому замыслу – оказалось определить очень сложно.
Как это ни парадоксально в отношении музыкального произведения, но в этом случае дело, конечно, в тексте, в отношении композитора к есенинскому стиху и к самому поэту. Для Свиридова Есенин – народный гений, сопричастный судьбе своего народа и переживший в своей судьбе судьбу народа. В Есенине Свиридов чувствовал «мистику национального быта». «Русский» Свиридов начался именно с Есенина, с поэмы «Памяти Сергея Есенина», написанной композитором в 1956 г. После нее все поняли, почувствовали, что это именно русское, и Д. Д. Шостакович первым сформулировал: «Свиридов – это русский композитор».
«Отчалившую Русь» Свиридов писал в середине 70-х годов, уже тогда предчувствуя близкий «тектонический сдвиг» в истории страны, хотя вроде бы еще ничто его не предвещало. Но острое предчувствие беды первыми и ощущают большие художники. «Трубит, трубит погибельный рог!», «Где ты, отчий дом?», тема роковой судьбы Отчизны – ключевая тема и в поэзии Есенина, и в музыке Свиридова.
В «норвежском» переложении из музыки как будто ушла эта тревожность и молитвенность, и вместо бури слышно журчание, вместо щемящего клекота журавлей – стук колес… Вместо образа рождается, проступает какая-то краска, иногда даже очень яркая. Сравнение двух прочтений одного музыкального текста ни в коей мере не было попыткой принизить творение норвежца: «каждый пишет, как он слышит». Восхищает уже само обращение иностранца к нашему исконному, русскому – это стоит особой оценки. Но опыт параллельного прочтения одного произведения, в который вовлек слушателей Вольной профессиональный музыкант и исследователь, просто ошеломляет…
А Александр Сергеевич уехал на какую-то еще свою лекцию в Москве, пообещав вернуться к нам в июне с новой интересной свиридовской темой. «Я чувствую в вас…», - сказал он на прощание. И слушатели все поняли без продолжения.
Ольга КАРЕЛИНА
2010 г