В этом году исполняется пять лет с тех пор, как образовалась Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков. Это немалый срок, и за это время сделано немало. Начальник Управления Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков на территории Московской области генерал-лейтенант полиции Александр Васильев провел интернет-конференцию, в ходе которой рассказал о трудностях и результатах работы ведомства, планах и перспективах на будущее.

– Александр Васильевич, расскажите, как все начиналось, как происходило становление управления? С какими трудностями пришлось столкнуться?

- За 10-15 лет до создания Госнаркоконтроля в стране появилось большое количество наркогруппировок. Российские наркогруппировки стали частью международных, а в России сложился целый слой наркозависимых лиц. В 2003 году цифры, которыми мы оперировали, составляли от 5 до 6 миллионов человек. Таких темпов прироста не наблюдалось нигде в мире (для справки - в Советском Союзе к концу 80-х годов количество наркозависимых исчислялось всего несколькими десятками тысяч).

После анализа ситуации в 2003 году было принято решение о создании Государственного комитета (сейчас это Федеральная служба) по контролю за оборотом наркотиков. Помимо контроля за оборотом наркотиков была поставлена задача в осуществлении профилактических мероприятий. Необходимо было вводить новые методы и формы работы. Раньше основной упор делался на борьбу с потребителями наркотиков, мы же поставили основной целью борьбу с организованной преступностью.

Московская область как субъект РФ представляет большой интерес для наркобизнеса. Вместе с Москвой - это большая территория с 20-миллионным населением, трудноконтролируемыми миграционными процессами, большими финансовыми потоками, развитой транспортной инфраструктурой. Все это позволяет и поставлять, и переправлять транзитом в другие регионы РФ и Европы.

Московский регион – особый для наркодельцов. С первых дней работы мы сделали акцент на выявление и ликвидацию организованных преступных группировок на территории области. Это очень сложная и длительная оперативная работа.

Вторая задача связана с ликвидацией средних и мелких наркосбытчиков. Кроме того, были поставлены задачи, которые раньше никогда в нашей стране не решались. Это борьба с легализацией, «отмыванием» денег, полученных от реализации наркотиков. Это так называемый подрыв экономических основ наркобизнеса - очень важное и очень сложное направление нашей работы. Но за пять лет мы достигли неплохих результатов, если говорить о предпосылках к созданию нашей службы.

Почти сразу же удалось резко повысить показатели оперативно-розыскной деятельности. Это выявление тяжких и особо тяжких преступлений, связанных со сбытом, пресечение каналов поставки наркотиков, ликвидация преступных сообществ, группировок, изъятие крупных партий наркотиков.

У меня есть данные, говорящие, я считаю, о положительных результатах нашей работы. В частности, ликвидировано более 200 каналов поставок наркотиков на территорию Москвы и Московской области, выявлено 11946 преступлений, из тяжких и особо тяжких – 8914.

Начальник Управления Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков на территории Московской области генерал-лейтенант полиции Александр Васильев провел интернет-конференцию, в ходе которой рассказал о трудностях и результатах работы ведомства, планах и перспективах на будущее.

Пресечена деятельность 410 наркопритонов; в суды направлено 3609 уголовных дел, раскрыто 105 преступлений, связанных с легализацией преступных доходов; ликвидировано 13 преступных сообществ, по 6 из них приговоры вступили в законную силу; всего по приговорам судов осуждено более 1500 лиц.

– Итак, работа ведется очень серьезная. Как бы Вы охарактеризовали ситуации с наркотиками в Московской области сегодня?

- На сегодняшний день в Московской области реально проживает где-то порядка 100 тысяч наркозависимых граждан. Говорить, что за пять лет нашей работы наркомания уничтожена, было бы глупо. Ситуация с незаконным оборотом наркотиков сложная. Более того, по большому счету, нельзя даже сказать, что она улучшилась. Мы ликвидируем одни наркогруппировки, появляются другие…

В 2003 году производство героина в Афганистане составляло 400 тонн, из них 25-30% шло по северному пути, оседая частично в России, частично транзитом попадая в Европу. Сегодня речь идет о 800 тоннах героина. Кроме того, появилось большое количество новых синтетических наркотиков.

Отдельная тема - борьба с «кустарями» и наркопритонами. Там варят всякую гадость: переветин, «винт». Уровень воздействия на организм - такой же, как у героина. В притонах идет активное вовлечение молодежи в потребление наркотиков. Известно, что каждый наркоман в течение года вовлекает в свою орбиту 10-15 человек.

– Есть информация, что среди несовершеннолетних сейчас есть ребята, которые употребляют наркотики и распространяют их. Это так?

- Есть и такие случаи, конечно. Наркомафия – у нее нет ни совести, ни чести. Главное – это желание получить прибыль. А где распространять наркотики? Конечно, в основном, в молодежной среде и школах, учебных заведениях. Конечно, меры принимаются - и Минздравом, и ГУВД Московской области. В школах есть должности заместителей директора, которые занимаются вопросами безопасности. Участковые отдельно сориентированы, это принесет свои плоды. Но основной вопрос - это, конечно, вопрос профилактики. То есть надо детям объяснить, доказать, что наркотики – это зло и вред и что вообще к ним близко подходить нельзя. Но если кто-то встал на этот путь, его надо выявить, заниматься его лечением, оградить от других детей, тем более, если он занимается сбытом.

– Как распознать ребенка, который уже употребляет наркотики? И на что, прежде всего, нужно обратить внимание?

Если в двух словах, то, конечно, надо смотреть в первую очередь на изменения в поведении ребенка. Поскольку есть изменения внешние, это раз. Во-вторых, вы наверняка своего ребенка знаете, каким он приходил до какого-то периода времени и каким он стал после употребления. Резкое изменение в поведении, начиная от внешности, будут обязательно. Кроме того, на наркотики нужны деньги, и немалые. Ребенок же сам не зарабатывает. Стоит насторожиться, если у вас из дома начнут пропадать какие-то вещи, деньги, драгоценности…

– В 2004 году в федеральном законодательстве произошли изменения, и это как раз связано с тем, что отменилась уголовная ответственность за хранение небольших доз наркотических средств для личного потребления. Хотелось бы узнать ваше мнение.

- Для нас это тоже не совсем понятно, почему было принято такое постановление и скажу, что сразу с первого дня были внесены наши предложения от федеральной службы. Я знаю, что и Борис Громов, и многие губернаторы тоже подключились. От Бориса Всеволодовича ушло письмо на имя премьер-министра о том, чтобы пересмотрели это постановление, поскольку этим постановлением было дано право наркодельцам носить в кармане безнаказанно 1 грамм героина. Это означает, что при их количестве «на кармане» ежесекундно находятся десятки и даже сотни килограммов героина.

На нашей работе это не отразилось, поскольку мы не работаем по потребителям. Мы работаем по наркосбытчикам, а наркосбыт - преступление независимо от дозы. Там идет квалификация в зависимости от крупных размеров или особо крупных.

И когда через два года все это поменялось, на сегодняшний день ввели для квалификации статью уголовного кодекса - крупный размер или особо крупный размер. Для героина крупный размер - это 0, 5 граммов, особо крупный - 2, 5 грамма. И в зависимости от этого идет квалификация: если 2, 5, то сбыт в особо крупных размерах и соответственно срок – до 20 лет.

– А как Вы оцениваете предложение по ужесточению санкций за сбыт наркотиков?

- Мы были его инициаторами. Это мнение и мое, и моих коллег, поскольку мы общаемся с другими территориями. Я считаю, что наказание за распространение наркотиков должно быть точно такое же, как за убийство, за терроризм. Наркотики – это то же самое убийство, только убивает не сразу, а медленно. Поэтому здесь сроки должны быть максимальные. И только таким путем, может быть, часть наркодельцов, зная, что, если их возьмут с поличным, им грозит 20 лет, одумаются.

Другой важный вопрос - вопрос конфискации. Эта тема, на мой взгляд, не урегулирована, ведь не конфисковывать имущество наркодельца, которое он нажил на продаже наркотиков, - это тоже неправильно.

Борис Панов