Природы изумрудный дом

Предлагаем вам, уважаемые читатели, летний цикл стихов Татьяны Максименко, автора ряда поэтических книг и публикаций в центральных и региональных изданиях. Татьяна Максименко – член Союза писателей России, наставник объединения жуковских поэтов, лауреат всесоюзного литературного конкурса им. Горького и областного поэтического конкурса им. Р. Рождественского.

ДЕТСТВО

За старым садом извивалась лента

дороги: я по ней десятки раз

бежала босиком в льняное лето,

роняя искры из счастливых глаз.

А солнце колобком вверху катилось –

и падало в густые дерева.

Душа моя под ними так светилась,

что оживала сонная трава.

И эта радость – радость жизни вольной,

Восторгов детских, ветра, синевы,

Была как хлеб в деревне хлебосольной,

В трудах не поднимавшей головы.

Была как воздух! Ночь вокруг сгущалась,

Скользя по лицам сморщенных старух.

Но солнце утром снова возвращалось,

Магический очерчивая круг.

ОЗЕРО

Я выбирала озеро и дно.

Н. Цветкова



Бездонно озеро – так мне казалось.

Но я плыла, как облака плывут.

И донник цвел, своим врагам на зависть,

хотя врага татарником зовут.

И всё сплеталось в шар – стрекозы, птицы,

листва плакучей ивы, словно шёлк,

где я, плывя, могла сомкнуть ресницы,

когда внезапный дождик шёл.

Входила в воду я с открытыми глазами,

а выходила из воды – иной,

я видела на дне хрустальный замок:

так облака шутили надо мной.

***

Наблюдать за облаками никогда не надоест.

И плывут они веками: завтра – там, сегодня - здесь.

Облаков плывут отары, караваны облаков!

Путник движется усталый, цепь верблюдов, зыбь песков…

Где витают кольца пара, клочья туч на небесах,

там пастух: его отара бродит в голубых песках.

Ветер в кучу их сдувает, словно верный пес-овчар,

Солнца око закрывает, грозовых пугаясь чар.

***

На озеро поездку придется отложить…

Но с логикою женской созвучно слово «жить».

Во что бы то ни стало смеяться, петь, грести!

Но этого мне мало: хочу всю жизнь цвести:

как этот скромный донник для пчел - приятной быть:

дышать в твои ладони, и век тебя любить.

***

Лёгкая рябь на глади озёрной воды,

тихо плыву, солнечный лучик ловлю.

Там, в глубине, зеленью манят сады,

цвет изумрудный всею душою люблю.

Думаю я: как этот мир подарить?

Пусть остаётся ничей: твой или мой. .

Падает мягкая, солнцем крученая нить -

нить Ариадны: значит, пора домой.

***

Куст роз, как многорукий Шива

в мои вцепился рукава.

Щебечет ласточка: мы живы!

шумит листва: жива, жива!

И выглянув из-за ограды,

в зеленом кулачке лопух

несет соцветье, как награду

за устремленный в небо дух.

Земля, благоухая, дышит,

душа, как ласточка, поет.

Кто эту музыку услышит,

тот век счастливым проживет.

***

День родниковой радости и свежести –

купанья в озере, свидания с дождём….

День воркованья, голубиной нежности

вместил природы изумрудный дом.

Зеленых листьев тонкие прожилки,

зеленой ряски пятнышки в воде,

мерцание ромашек у развилки,

блеск спиц велосипедных в лебеде.

Энергия движенья и желания

преобразует мир, зовет в мечту,

туда, где родниковое журчание,

и краски дня на радужном мосту.

***

Жизнь скоротечна. Время от времени

тянет желание в пропасть шагнуть,

и хоть на миг отшатнуться от бремени,

в щелку дверную на детство взглянуть.

Так и живу я, объятая пламенем

и нетерпеньем уплыть в новизну.

Лишь бы не стала любовь моя камнем,

камнем на шее, ныряя в волну.

***

Зелёный мир я называю домом,

а рядом белый мир – кудрявых облаков,

разбуженных не молнией и громом,

а ветром, что подул – и был таков.

И вновь душа испытывает нежность

к тому, кто есть, кто будет после нас,

кто осознает смерти неизбежность,

и непрерывность жизни, кто не раз

вступая в бой, так тишины захочет,

что вымолит победу у беды,

поднимет к небу радостные очи…

И хлынет благодать в мои сады!

***

Догорит тюльпановое зарево

с черно-золотою сердцевиною.

Жадными руками разбазарено,

проданное по рублю с полтиною.

И ступая в духоту чердачную,

мысленно за голубем с голубкою

полечу! Забыв про бездну мрачную,

море с перевернутою шлюпкою.

Я не знаю ни тоски-печальницы,

ни корысти я не знаю… Легкое

чувство, что мое – лишь мне достанется,

в детство уведет меня далекое.

За горами, за лесами, реками

крыльями взмахнет оно прозрачными,

и слепя глаза чертами резкими,

скроется за облаками мрачными.

***

Вечнозелёное озеро,

Вечно живая душа…

Вновь к отдалённому острову

я уплыву, не спеша.

Меж голубыми стрекозами

я на траве отдохну.

Вслед за ушедшими грозами

сброшу с души пелену.

Нежная, робкая, грешная,

радуйся свету, душа!

Жизнь возвращается прежняя

с росчерком крыльев стрижа.

С бурей восторга и ропотом,

с плодоношеньем садов,

с близким, волнующим шепотом:

- Ради тебя я готов…

***

Родниковая радость, васильковая грусть.

Земляничная сладость, ветки тоненькой хруст.

Я губами срываю мякоть со стебелька…

Я восторг не скрываю в кружевах сосняка.

И земля бесконечна, и бессмертна душа.

Я юна и беспечна: воду пью из ковша.

В ненаглядное лето, где по пояс трава,

уплываю, согрета солнцем - в храм божества. . .

***

Под дождем поникла сныть,

тучи над зеленым лугом.

Хочется дышать и жить,

плавать в воздухе упругом.

Но приходится идти

по проселочной дороге,

встретив радугу в пути,

как благую весть о Боге.

Родник

Склонюсь, попью воды из родника,

по жердочке пройду,

раскинув руки.

А небо, что синее василька,

велит забыть о горе и разлуке.

У ящерицы отрастает хвост,

у стрекозы обледенели крылья…

Ручей рассыпал искры ярких звезд,

В глазах рябит от этого обилья!

И радость бьет ключом в моей крови,

и манит небо в тучках светоносных…

О, сила прибывающей любви!

Пульсирует родник в смолистых соснах.

***

Огородная продукция: лук, редиска и салат.

Все, что есть на грядке – лучшее:

дразнит рот, ласкает взгляд.

Ой, вы, труженицы-тетеньки,

накормили нас опять!

Ваши сотки – наши сотенки.

Вам робить, а нам – гулять.

Связан лук суровой ниткою,

как десяток лет в судьбе.

Жизнь тебе казалась пыткою,

мне – травинкой на губе.

Жизнь – она всегда с изнанкою,

мать-и-мачеха она:

то сгибается крестьянкою,

то пряма ее спина.

Летний ливень

Гроза грохотала, и дождь догонял

Меня по безлюдной дороге.

И ситец небесный под ливнем линял,

И травы мне кланялись в ноги.

Смеялась, дразнила, плясала вода

И с листьев усталость снимала,

В песок уходила она без следа,

В ручье пузыри раздувала.

И паром клубилась, и в небо опять

Натруженная, поднималась,

Чтоб в лист барабанить, на дудке играть,

Чтоб грудь у природы вздымалась.

Чтоб теплой рекою текло молоко,

И квакали ночью лягушки…

И боги на мир соглашались легко,

Стреляя из праздничной пушки!