Когда-то это была окраина города. Сегодня – по многим показателям не уступает центральной его части

Жуковский авиационный техникум. Чуть далее – муниципальный драматический театр «Стрела». Летно-исследовательский институт имени М. М. Громова. Торговый центр «Навигатор». Рядом – современный отель «Фон Мекк». Напротив – бывшая воинская часть, в настоящее время общежитие гостиничного типа. Транспортный поток вливается на площадь с двух сторон – улицы Амет-хан Султана и Туполева. Какое-то количество машин «оседает» на стоянке перед «Навигатором», основная же часть автомобилей устремляется в сторону Раменского. Многолюдно. Шумно. Кажется, так было всегда. Однако это совсем не так. По историческим меркам – совсем недавно все здесь было по-другому. Даже называлась площадь иначе.

Это была площадь Кирова. На месте «Навигатора» стоял небольшой магазин «Калинка». Вокруг ютились бараки и дощатые деревянные хозяйственные постройки. Было совсем мало асфальта и много зеленой травки, которую мирно жевали пасущиеся здесь козочки… А еще раньше на этом месте находился большой лесной массив. В начале 20 века управляющий Московско-Казанской железной дороги Николай фон Мекк задумал создать южнее Москвы, в районе платформы Прозоровская (ныне – Кратово), крупный железнодорожный узел и новый Казанский вокзал-2.

Проект города-сада для рабочих и служащих дороги был разработан под руководством главного архитектора В. Н. Семенова. В 1913 году этот проект утвердили для реализации. Были построены здания больничного городка и часть деревянных жилых домов. Театр «Стрела» расположен в наше время в одном из построенных тогда зданий. Дальнейшему развитию этого начинания помешали известные исторические события – Первая мировая война и грянувшая вслед за ней революция.

В 30-х годах прошлого века возник ЦАГИ. Рядом с ним появился поселок Стаханово, в дальнейшем получивший статус города и название Жуковский. В 1940 году шеф-пилот ЦАГИ Герой Советского Союза Михаил Громов стал инициатором создания Летно-исследовательского института: к тому времени уже назрела необходимость в совмещении теоретических разработок и летных испытаний. Место для нового института подобрали на самой окраине города. Рабочие, инженерно-технические работники стали осваивать новые рабочие места. Конечная остановка автобусов, доставляющих на работу этих людей, получила название «Площадь Кирова». Сам Сергей Миронович Киров в Жуковском никогда не был. Фамилию его использовали по традиции того времени – для популяризации партийных вождей.

Ученик Николая Егоровича Жуковского (Громов окончил Теоретические курсы авиации при МВТУ, которыми тот руководил), Михаил Михайлович стал первым начальником Летно-исследовательского института. Случилось это в 1941 году.

Великая Отечественная война круто изменила все имевшиеся планы. В декабре 1941 года Громов возглавил 31-ю авиадивизию Калининского фронта. В феврале следующего года он назначается командующим ВВС Калининского фронта. В марте летчики под его руководством совершили 6978 вылетов, провели 203 воздушных боя, сбили в воздухе и уничтожили на аэродромах 220 самолетов противника. 3 мая 1942 года Громову присваивается первое генеральское звание. Через год – он командующий 1-й Воздушной армией. Под его командованием она в составе Западного и 3-го Белорусского фронтов участвовала в Орловской, Спас-Деменской и Смоленской операциях, бомбила железнодорожные узлы на Витебском и Оршанском направлениях. Кстати, в состав этой армии входил знаменитый авиаполк «Нормандия». Французское правительство, отмечая заслуги Громова, наградило его командорским орденом Почетного легиона.

С июня 1944 года Михаил Михайлович – начальник Главного Управления боевой подготовки фронтовой авиации ВВС. В августе ему присваивается звание генерал-полковника авиации. Кажется, в послевоенное время такому заслуженному человеку до конца жизни обеспечен жизненный успех. Однако этого не случилось. По свидетельству доктора технических наук, главного научного сотрудника ЦАГИ Геннадия Амирьянца, Громов во второй половине своей жизни десятилетия был отлучен от авиации. До 1955 года он возглавлял Управление летной службы министерства авиационной промышленности. Многие летчики-испытатели сохранили об этом периоде его работы самые добрые воспоминания. Так, Юрий Гарнаев, чрезвычайно трудно пробивавшийся в небо, благодарно говорил: «Когда передо мною закрывали двери, Громов пропускал меня через окно». У Михаила Михайловича было хорошее взаимопонимание с такими руководителями авиационной промышленности, как А. И. Шахурин и, особенно, М. В. Хруничев.

Осложнения наступили, когда в 1953 году Хруничева на посту министра сменил П. В. Дементьев. Громов имел неосторожность возражать ему в вопросах, в которых разбирался лучше кого бы то ни было – в летных испытаниях. Дементьев вынудил Громова уйти. Уйти в 56 лет, причем так, что ни один Генеральный конструктор, в том числе А. Н. Туполев, а также и руководитель ЦАГИ не предложили ему работы. Участник легендарных перелетов начала века, еще в 30-е годы удостоенный высших международных наград и титулов, генерал-фронтовик, профессор с довоенным стажем оказался на обочине жизни. Он, конечно, не сидел сложа руки – натура не та: руководил федерацией тяжелой атлетики, занимался общественной деятельностью, написал книгу. Прожил долго. Умер 22 января 1985 года. А 26 апреля 1986 года постановлением Совета министров СССР Летно-исследовательскому институту МАП было присвоено имя первого его начальника Героя Советского Союза Михаила Михайловича Громова.

Вскоре и площадь Кирова получила его имя. В центре ее возникла стела с профилем Громова. В настоящее время это бойкое место в городе. А в ближайшем будущем, по упорно циркулирующим слухам, здесь намечена грандиозная стройка. Говорят о продолжении строительства новой дороги : под площадью Громова планируется прорыть туннель, через который будет двигаться транспортный поток на Раменское.
Поживем – увидим, каким окажется будущее этой площади.

Сергей Муравьев