Алиса и дорога в чудесный сад

Эта история с Алисой началась как обычно. В жаркий день на берегу реки Алиса склонилась над той самой книгой, где не было ни картинок, ни разговоров. Мысли ее текли медленно и несвязно. От жары клонило в сон.

Вот только сон Алисе приснился несколько не по привычному сценарию. Хотя начался он с появления все того же озабоченного Кролика. Как и прежде, он бегал туда-сюда, при часах и жилетном кармане. Вот только на этот раз у Алисы мелькнула мысль, что своим поведением и аксессуарами кролик уж больно напоминает суетливого политика.

Может быть, это впечатление случилось оттого, что Кролик нервно, скороговоркой причитал что-то вроде «Дорога в сад, в чудесный сад. Старая – уже хуже табака, а новая подавит и половину сада, и меня в придачу. Нужен обход, только обход. И нет тут никакой политики. И сам я не политик. «Авиаград» все наговаривает на меня».

Дальше Алиса уже не слышала, поскольку Кролик скрылся в какой-то норе…

- В тот раз Королева кого-то велела «подавить», – подумала Алиса. – А я еще тогда вспомнила, как в газетах читала про «попытки к сопротивлению», которые «были подавлены».

- Наверное, Кролик представитель какого-то сопротивления, и его подавляют в газетах, - сделала предположение Алиса и тут же утвердилась в своем первом впечатлении. – И после этого он говорит, что не политик… Может, прав этот «Авиаград»?

Политические воззрения Кролика мало увлекали Алису, но возможность добраться до чудесного сада была по-прежнему привлекательна. Поэтому Алиса и последовала за «не политиком».

Как и в прошлый раз, Алиса странно долго летела по искривленному пространству какого-то туннеля, пока, наконец, не оказалась в начале старой, тесной, задымленной дороги. Тут же на грибе-стоянке она увидела старую Гусеницу-такси со знакомыми, немного поблекшими «шашечками» на спине.

- Скажите, уважаемая Таксогусеница, - даже в дыму Алиса старалась быть учтивой. – Не доставите ли Вы меня на Вашем гусеничном ходу по этой дороге прямиком в чудесный сад?

- Милое дитя, я бы с радостью, - обдав Алису очередным выхлопом своего кальяна, отвечала Гусеница. – Да только в это время постоять на дороге в здешних пробках рискуют лишь молодые гусеницы. А я тут копчу.

Утирая слезы от дыма, Алиса поневоле вспомнила слова Кролика про старую дорогу, которая «хуже табака». И тут ей еще больше захотелось добраться до чудесного сада. Но как это сделать?

- А ты спроси у Чеширского кота, - словно читая мысли Алисы, подсказала Гусеница. – Его для того и выбирали всей округой, чтобы полезные советы советовал. Он местный самоуправленец, тут в двух шагах расположился.

Алиса поспешила в указанном Гусеницей направлении и очень быстро нашла Кота-советчика.

- Дорогой Чеширский Кот, посоветуйте, пожалуйста, как правильнее добраться до чудесного сада, - от имени местного электората молила Кота Алиса. – А то Кролик, пугая каким-то подавлением, настаивал на каком-то обходе.

Но любомудрый чеширец сначала мурчал что-то невнятное и улыбался, а потом и вовсе исчез, оставив вместо себя только вывеску-улыбку.

- Вот тебе и совет для всей округи, - вздохнула Алиса. – Опять придется самой искать дорогу к саду… Наученная прошлым опытом, Алиса предпочла сначала попытать счастья по более политически безопасному пути. Ну, то есть в обход.

Однако, сделав небольшой крюк от вывески-улыбки, Алиса оказалась на вершине такой же кривой, как обход, лестницы. Ступени заканчивались далеко внизу. Но там вместо желанного сада виднелись только часы со стрелками, постоянно показывающими время пить чай.

- Да, чай то хорошо пить раз в день и в тени цветущих яблонь, - подумала Алиса. – А при таком «обходе» будешь, как Мартовский Заяц в своей норе. Под стоящими часами, постоянно и не успевая помыть посуду. И все это в «гусеничных» выхлопах!

Такая печальная перспектива так испугала Алису, что она, уже не разбирая дороги, не слушая ни своих страхов, ни чужих советов и разговоров, побежала прямо. И очень скоро оказалась в чудесном саду.

Там ее ждало много удивительного. Но это будет уже другой сон Алисы.

А на «Авиаград» она решила подписаться уже сейчас.

Михаил Петухов