Ольга Загульская

От апреля до апреля

16 апреля 2015 г. информационное пространство взорвала новость о том, что в Киеве убит известный журналист, писатель и телеведущий Олесь Бузина.

По словам очевидцев, к дому, где он проживал, подъехал темно-синий Ford Focus

с иностранными номерами с двумя неизвестными мужчинами в масках. Один из них выбежал из авто, подошел к Бузине и совершил несколько выстрелов. После этого автомобиль с злоумышленниками скрылся.

Следственную группу по расследованию убийства журналиста возглавил исполняющий обязанности министра внутренних дел Василий Паскал. Он же взял под контроль расследование убийства Олега Калашникова.

Вечером пришло сообщение, что автомобиль, на котором передвигались убийцы, найден за несколько кварталов от места преступления, а именно, возле общежитий Киевского национального экономического университета (улица Эжена Потье), неподалеку от станции метро «Шулявская».

«Дерзкое убийство Олеся Бузины в Киеве расследуется со всей тщательностью лучшими специалистами уголовного розыска. Компетентно и с привлечением всего возможного потенциала, находящегося в распоряжении милиции и других силовых структур. МВД обязательно открыто представит результаты расследования, которое, рассчитываем, будет эффективным. То же касается и расследования по делу об убийстве Олега Калашникова», – написал на следующий день глава МВД Арсен Аваков на своей странице в Facebook.

Утром 18 июня по подозрению в причастности к убийству были задержаны Андрей Медведько (1989 г. рождения) и Денис Полищук (1990 г. рождения).

Первому инкриминируется само убийство, второму – прикрытие и управление автомобилем, который использовался для передвижения.

Родственники и сослуживцы, кстати говорят, что Полищук не умеет водить машину и не имеет прав на вождение авто.

Министр ВД Арсен Аваков еще до доставки подозреваемых в суд на своих страничках в соцсетях объявил их преступниками («Двоих убийц Бузины МВД задержало сегодня утром», – написал он микроблоге в Twitter), а также назвал их полные имена, место проживания и дату рождения.

Андрей Медведько окончил КПИ, известен под позывным «Мэнсон». Работал помощником народного депутата прошлого созыва Эдуарда Леонова. Из партии «Свобода» исключен в июле 2014 г. Был сотником в «Самообороне майдана», одним из комендантов мэрии.

Денис Полищук – выпускник КТИПП (пищевой институт). Имеет позывной «Аллах». Числился в батальоне УНСО «Святая Мария».

Оба воевали в зоне АТО. Андрей Медведько служил в добровольческом батальоне милиции «Киев–2». Денис Полищук в звании гвардии лейтенанта командовал разведвзводом 54-ой механизированной бригады ВСУ.

В этот же день Шевченковский районный суд Киева удовлетворил ходатайство следователя и избрал Денису Полищуку меру пресечения в виде содержания под стражей продолжительностью 60 суток. От себя суд добавил альтернативную меру пресечения в виде залога в 5 миллионов гривен.

23 июня залог за Полищука внес бизнесмен Алексей Тамразов, но 2 июля Апелляционный суд Киева удовлетворил апелляцию прокуратуры и отменил возможность внесения залога. Полищук был взят под стражу на 60 дней, начиная с даты его задержания 18 июня.

Для Андрея Медведько суд избрал меру пресечения в виде содержания под стражей до 14 августа без возможности внести залог.

Относительно третьего задержанного (его имя не разглашалось) подозрения в причастности к преступлению (не к исполнению) не подтвердились, он был освобожден и больше не привлекался.

9 декабря (за день до истечения строка нахождения под стражей) Печерский районный суд Киева сменил меру пресечения для Дениса Полищука с содержания под стражей на домашний круглосуточный арест. 3 февраля тот же суд продлил домашний арест еще на два месяца (до апреля 2016 г. ), изменив его с круглосуточного на ночной (с 22:00 до 06:00).

31 декабря Апелляционный суд Киева отпустил под круглосуточный домашний арест Андрея Медведько. 28 января Печерский районный суд Киева продлил срок домашнего ареста до 28 марта, но изменил его на частичный (с 19:00 по 8:00).

Оба подозреваемых, таким образом, получили возможность свободно перемещаться по Киеву до позднего вечера.

25 марта 2016 г. Печерский районный суд отклонил ходатайство прокуратуры о переведении Полищука по домашний арест с 2 апреля.

Того же 25 марта Печерский районный суд отпустил Андрея Медведько под личное обязательство до 25 мая.

Прокуратура г. Киева заявила, что обжалует оба решение суда.

Друзья Олеся создали Фонд свободной журналистики памяти Олеся Бузины. Вся информация о ходе расследования выкладывается на сайт Buzina. org.

В связи с этим убийством 25 апреля 2015 г. я опубликовала статью под названием «Кровавые последствия лжи». zagulska. livejournal. com›57700. html

Как брали под стражу

Процессуальное руководство в уголовном производстве осуществляет прокуратура Киева.

Со стороны защиты с 10 июля 2015 г. дело ведет группа адвокатов компании «Федур и партнеры» – одна из сильнейших юридических контор в Украине такого профиля.

Для избрания меры пресечения в зал суда Медведько и Полищука заводили как особо опасных преступников, под охраной в полной военной экипировке, с автоматами, в бронежилетах и касках на головах. У Медведько на голове был мешок. Когда его сняли, присутствующие увидели на лице следы от ударов.

Никаких следственных действий с ними не проводили. Не было ни вызовов, ни повесток, ни допросов. Все общение свелось к неформальным беседам, в которых просили «по-пацански» признаться, как делают все солидные киллеры».

Во ходе судебного заседания выяснилось, что орудие убийства не найдено: ни на месте происшествия, ни у подозреваемых, ни в каком-либо другом месте. По поводу примененного оружия к делу подкреплен лишь короткий вывод криминалистов о том, что убийство совершено из короткоствольного оружия. Нет результатов баллистической и трассологической экспертиз.

Опознание убийц свидетелями проводилось по документам, очной ставки не было. Не составлялись фотороботы. Единственными данными о внешности преступников являлись слова свидетеля о людях в масках и кепках в протоколе его допроса.

Защите предоставили неполные материалы дела. Некоторых перечисленных судьей протоколов у адвокатов не было.

Отсутствовали документы, подтверждающие проведение целого ряда мероприятий: постановление об изъятии автомобиля Медведько и его обыске, постановление о проведении негласных мероприятий, результаты ДНК-экспертизы Медведько и его мамы, документы, свидетельствующие о том, что у Медведько и Полищука в марте 2015 г. у возник умысел на убийство Бузины. Адвокатам не дали даже протокола задержания. И суд это ходатайство оставил без внимания.

В деле нет экспертиз по автомобилю Ford Focus с номером BL8108W и его предыстории.

На повестках на допрос были указаны номера других производств, никоим образом не связанных с задержанными. Ряд протоколов следственных действий был составлен следователями, которые не входили в рабочую группу по этому делу и, соответственно, не имели права их проводить.

Адвокаты установили, что слежка за родными и друзьями подозреваемых велась с нарушением закона. Обыск у девушки Медведько проводился без присутствия адвоката. Протокол следователи не оставили.

Обвинение отказывалась отвечать на вопросы защиты по поводу негласной слежки за Медведько и его родными, ссылаясь на тайну следствия. Хотя утром глава МВД писал об этом на своей странице в Фейсбук.

Несмотря на то, что у Медведько и Полищука не изъято оружие, с которого убивали Бузину, машина, которая была на месте происшествия, на месте не найдено их отпечатков, в ходатайстве о взятии Медведько под стражу написано: «Андрей Медведько совершил умышленное убийство».

Суд, рассматривая вопрос о мере пресечения, игнорировал практически все аргументы защиты. Отказано было не только во взятии на поруки со стороны нардепов, но и в возможности собрать характеристики на Медведько от его командиров, сотрудников, или хотя бы дать слово свидетелям, которые находились в зале суда и могли дать ему устную характеристику. Текст решения на 90% состоял из доводов обвинения, изложенных в ходатайстве о взятии под стражу.

Судья снимала вопросы защиты о прослушке, аудио- и видеонаблюдении и других негласных мероприятиях.

Недоказанная виновность

В суде по поводу избрания меры пресечения Андрей Медведько заявил: «я этого не делал», «на момент совершения этого преступления меня не было в Киеве».

Правдивость этих слов подтвердили свидетели (в аудио- и видеозаписи записи и непосредственно суду под присягой). Они показали, что в день убийства Бузины, а также в течение всего апреля 2015 г. Медведько и Полищук находились в тренировочном лагере «Правого сектора» в Днепропетровской области.

Адвокат Сергей Войченко лично выезжал в указанный район, чтобы найти людей, которые подтвердят алиби его подзащитных.

Ни одного свидетельства того, что Медведько и Полищук до, в день и после убийства находились в Киеве обвинение не представило. Образцы на ДНК-анализ, в конце концов, брали из вещей, а не из них лично.

Наоборот, следователи заявили, что установили, что Медведько и Полищук в течение двух месяцев не появлялись ни по месту жительства, ни в кругу друзей. Никаких контактов не было зафиксировано и с их девушками, которые, к слову, с июня посещают все без исключения судебные заседания.

Что касается свидетелей самого убийства, то ни один из них не высказал полной уверенности в том, что Бузину убивали именно Медведько и Полищук, в т. ч. таксист, видео общения которого со следователем попало в интернет. Степень опознания он оценил в 60–70%. И это закономерно, исходя из того, что лица преступников были прикрыты медицинскими масками.

Относительно транспортного средства, которым пользовались убийцы, и головных уборов, которые на них были, свидетели обвинения дали разные показания. Одни из них указывали, что на месте расстрела видели Ford Transit (микроавтобус), другие – Ford Focus (легковушку).

На месте парковки Ford Focus на улице Эжена Потье, как говорит следствие, были обнаружены кепки-бейсболки (они и фигурируют как объекты, с которых снимались пробы для ДНК-анализа). Но есть свидетель, который показал, что убийцы, которых он видел в день преступления и которых впоследствии опознал по лицам Медведько и Полищука, были в вязанных шапках.

Один из свидетелей обвинения, не будучи специалистом в области оружия, и находясь на приличном расстоянии от убийцы, показал, что видел в его руках пистолет системы «Наган».

Протокол допроса продавца авто Равшана написан литературным украинским языком, хотя фразу о верности записанного с его слов он едва написал по-русски.

Равшан, кстати, говорил о машине с польскими номерами, хотя его в течении всего допроса толкали в сторону таких нужных следствию итальянских номерных знаков.

Адвокаты небезосновательно считают, что следователи могли совершить подлог при допросе свидетелей: или заставили их дать ложные показания, или предъявили липовых свидетелей.

Защита нашла свидетелей, которые видели мужчин на темно-синем Ford Focus утром в день убийства. Продавщица МАФа, который находится недалеко от дома, где проживал Бузина, показала, что они заезжали в торговую точку купить кофе. Один выглядел на 35 лет, другой – на 40 лет.

С ее слов следователи составили композиционный портрет (фоторобот). Ни с внешностью Медведько, ни с внешностью Полищука он не имеет ничего общего. Правоохранительные органы знают о данной свидетельнице, ее допрашивали.

Собственница МАФа тоже видела Ford и мужчин, которые из него выходили. По ее словам, разговаривали они между собой на «фене». Их описание с внешностью подозреваемых тоже не совпадает.

В процессуальных документах ни слова не сказано о мотиве совершенного преступления: для чего, почему, с какой целью Медведько и Полищук убили Бузину, какая в этом была необходимость или потребность, если подозреваемые и Олесь нигде в жизни не пересекались, у них совсем разные жизненные орбиты, они не имели общих дел и не конфликтовали.

Медведько лично заявил суду: «Этого Бузину я лично не знал, какой мотив мне его убивать?».

Отстаивая версию о том, что ненависть к Бузине со стороны подозреваемых возникла на почве знакомства с его творчеством, следствие не доказало, что Медведько и Полищук читали книги и статьи Олеся, видели его выступления по телевидению.

Нет ни одного комментария Полищука или Медведько относительно Бузины до его гибели, не доказано, что они обсуждали его творчество и гражданскую позицию.

Принося им в камеру книги Бузины и ожидая, что те выскажутся на сей счет, следователи как раз подтверждают обратное.

А за конкретные действия какой-либо структуры (речь идет о пикетировании газеты «Сегодня» организацией С14, к которой оба принадлежали, в бытность Бузины шеф-редактором) ответственность могут нести только те, кто в этом действии принимал непосредственное участие, а не те, кто был на расстоянии от этого места в несколько сот километров. Да и само пикетирование не имеет прямой связи с убийством.

Впрочем, по большому счету, уже и судебная инстанция опровергла возможную причастность Медведько и Полищука к убийству Бузины, назначив первому из них меру пресечения в виде личного обязательства и даровав полную свободу второму. В случае обоснованного подозрения на столь тяжкое преступление такие меры не применяются.

Вот и вся цена утверждению следствия, что оно обладает практически исчерпывающими доказательствами вины обоих подозреваемых и безупречным «прямым доказательствам», которыми так хвастался Аваков.

Технический прогресс не на службе следствия

Следствие, пытаясь доказать, что Медведько и Полищук в день убийства находились в Киеве и знакомы между собой, заявляет о намерении приобщить к делу данные мобильного трафика, позволяющие детально проследить геолокацию.

Но несмотря на заверения в том, что материалы по мобильной связи собраны, они не подкреплены к делу, защита с ними и не ознакомилась. Из этого факта можно сделать вывод, что такая экспертиза не проводилась, а не проводилась потому, что ее результаты заведомо не соответствует версии следствия.

Еще одно направление работы следствия с целью формирования доказательной базы относительно местонахождения подозреваемых в период убийства и его организации – анализ записей в соцсети «Фейсбук». В момент захода пользователя в аккаунт происходит фиксация его точного расположения.

Ссылаясь на то, что аккаунт Андрея Медведько в «Фейсбуке» на момент задержания был удален, а ноутбук Дениса Полищука – отформатирован, прокуратура Киева попросила Печерский районный суд Киева обязать администрацию сети Фейсбук в лице ее европейского представительства, расположенного в Лондоне, предоставить к нему временный доступ с тем, чтобы изъять копии соответствующих документов.

18 ноября суд это ходатайство удовлетворил. Решение внесено в Единый государственный реестр судебных решений. Определение суда обжалованию не подлежит. Срок действия постановления – 1 месяц со дня вынесения решения (до 18 декабря).

В случае неисполнения определения суд имеет право предоставить разрешение на проведение обыска в управляющем офисе.

Чтобы получить у администрации Фейсбук сведения об аккаунтах подозреваемых прокуратура Киева также подготовила запрос в компетентные органы США.

Ожидалось, что запрошенные материалы (исчерпывающая техническая документация, личная переписка и подробная геолокация от социальной сети Фейсбук) по линии ФБР США будут переданы в Украину в течение одно–двух месяцев.

Оперативников также интересуют аккаунты от компании Skype. Соответствующий запрос был отправлен и в Люксембург.

Тут следует отметить, что Медведько, доказывая, что в период убийства Бузины был в зоне АТО, в т. ч. апеллировал к своим записям в социальных сетях. Они дают полное представление о геолокации. А это значит, что информацию со своей компьютерной техники и гаджетов он лично не удалял.

Девушка Медведько показала, что компьютеры и флешки были изъяты в ходе обыска. Оперативники пришли утром 18 июня и выбили двери, т. е. провести какие-либо манипуляции с компьютерной техникой не было возможности.

Уместно обратить внимание, что для того, чтобы получить полное представление о местонахождении и передвижении подозреваемых, достаточно данных мобильного трафика. Эти данные находятся в Украине, и получить их по решению суда не составляет никакого труда. В информации от соцсетей, таким образом, нет острой необходимости.

Но запрашивание этих материалов, позволяет создавать видимость того, что следствие ищет дополнительные доказательства в пользу своей версии. Есть основание затягивать судебное разбирательство, просить суд о продлении мере пресечения в виде ареста и поддерживать иллюзию того, что задержаны настоящие виновные.

Следствие, обращаясь за тридевять земель за данными об аккаунтах, в то же время не удосужилось проанализировать то, что под боком – данные камер видеонаблюдения, которых немало по всему Киеву. Не может такого быть, чтобы Медведько и Полищук, купив Ford Focus еще 26 марта, до полудня 16 апреля не попали ни в одну их них.

Безразличие следствия к таким материалам, еще одно свидетельство того, что Медведько и Полищука в период убийства Бузины в Киеве не было.

Как следствие обходит преграды

Об имитации расследования, его ориентированность на строго заданный конечный результат говорит и тот факт, что следствие не отрабатывает никаких других версий, кроме озвученной, игнорирует важные улики и процессуальные действия.

Следователей не интересует, как нигде незарегистрированный автомобиль с итальянскими номерами мог свободно передвигаться по территории Украины, как он мог пересечь государственную границу.

Следствие уходит от ответа на вопрос, как занимающийся перепродажей подержанной автотехники азербайджанец, мог продать авто Медведько и Полищуку без регистрации и документов.

Не проводится розыск человека, фоторобот которого был сделан по описанию свидетельницы, продавщицы МАФа, расположенного недалеко от дома Бузины.

Прокуратура не проверила свидетельств, данных еще в августе о том, что Медведько и Полищук в день убийства находились в зоне АТО. Такие показания должны быть приобщены к делу, даже если считаются фальсификацией.

Защите не предоставляют возможности ознакомиться с вещественными доказательствами. В прениях с адвокатами прокурор ссылается на доказательства, которые не прошли процедуру рассекречивания. Защита говорит, что уничтожаются материалы, которые используют для экспертиз.

За 10 месяцев, которые прошли с момента задержания, прокуратура не составила обвинительный акт для передачи в суд. И что интересно, она объясняет это недостатком доказательной базы, что, впрочем, не мешает ей говорить о доказанности вины Медведько и Полищука, когда рассматривается вопрос о мере пресечения.

Даже судьи указывали на то, что прокуратура, ходатайствуя о продлении содержания Полищука и Медведько под стражей, не предоставляла исчерпывающих доказательств, подтверждающих необходимость этой меры.

Безграмотное, на первый взгляд, поведение прокуроров на самом деле является достаточно грамотным «объездом» тех моментов, которые ломают их версию.

Прокуроры прибегают к вбросам в журналистскую среду определенных данных, чтобы создать впечатление, что они имеются у следствия.

Так, в публичной плоскости появилась информация о том, следствие владеет видео- и фотоматериалами, которые доказывают давнюю и тесную связь подозреваемых.

В его распоряжении якобы имеется дневник, который Полищук вел в зоне АТО. Записи, сделанные во второй половине весны или в начале лета содержат детальное описание стратегии поведения и выстраивания алиби на случай ареста.

Под стать поведению прокуратуры и судебный процесс. Он также проходит в характерном для заказных дел русле. Длительное время судьи удовлетворяли почти все ходатайства следователей и прокуроров и отклоняли большинство просьб защиты, в частности ходатайства о смягчении меры пресечения для подзащитных. Проверку альтернативных версий преступления суд не назначил до сих пор.

Судебный процесс умышленно затягивается. С этой целью судьи делали самоотводы и под разными предлогами переносили рассмотрение дела на более поздние строки. Был случай, когда подозреваемого вовремя не доставляли в зал суда. Однажды в судейскую коллегию по данному вопросу был включен один судья, который не имеет статуса следственного судьи.

Судья Печерского районного суда Киева Роман Новак в нарушение статьи 75 УПК и невзирая на обращение адвоката потерпевшей Валентины Бузины, в котором говорится о том, что все следственные действия должны происходить в ее присутствии и в присутствии ее представителя, удовлетворил ходатайство о проведении судебного заседания без присутствия потерпевшей стороны.

Продолжение следует…