Ольга Загульская

Продолжение

Почему забыли про Путина?

К сегодняшнему дню как-то подзабылось, что убийство Бузины было совершено в день «Прямой линии» Владимира Путина и, естественно, в ее ходе было упомянуто.

Ответ российского президента на соответствующий вопрос из зала, не только описал тогдашнее состояние дел в Украине, но и предрек реалии дня нынешнего и многих, как это ни прискорбно, последующих дней. Вот главные тезисы его реакции: «Мы на Украине имеем дело с целой серией таких убийств», «Где убийцы этих людей? Их просто нет! Ни исполнителей, ни заказчиков», «И это предпочитают не замечать ни в Европе, ни в Северной Америке».

Осведомленность Путина относительно Бузины, в чем нет ничего удивительного, исходя из того, что тот был частым гостем российских политических ток-шоу, создала условия для «обналичивания» главной идеи этого убийства – обвинения российского руководства в организации на территории Украины кровавых провокаций с целью дискредитации украинской власти в ходе мероприятия, которое смотрит весь мир. Давно продвигаемый внутри страны и за ее пределами мэм «Россия – террористическое государство» как бы наполнилось подтверждающим содержанием.

Чтобы убедиться в этом, стоит вспомнить спич президента Петра Порошенко, произнесенный в первые часы после убийства – политический смысл этих убийств понятен – это сознательная провокация, которая льет воду на мельницу врагов; она направлена на дестабилизацию внутриполитической ситуации в Украине, на дискредитацию политического выбора украинского народа.

Такую же мысль в той или иной форме высказали Александр Турчинов (эти убийства, в первую очередь, выгодны тем, кто сегодня работает против Украины, для того, чтобы поднимать волну, для того, чтобы рассказывать о том, что у нас нет правопорядка, не работает закон и т. д. ), Антон Геращенко (не исключаю также, что убийства Олега Калашникова и Олеся Бузины специально спланированы и организованы из Москвы и являются одной из частей плана по внутренней дестабилизации Украины с одной стороны, и дальнейшего разжигания антиукраинских настроений в российском обществе; Олесь Бузина и Олег Калашников — сакральные жертвы, которых убили специально к выступлению Путина; Бузина – жертва российских спецслужб, которые поставили перед собой цель создание атмосферы террора в Киеве), Зорян Шкиряк (в контексте одиозности Калашникова и Бузины, их откровенной антиукраинской позиции, это могло быть определенной технологией, отработанной российскими спецслужбами для углубления всеукраинского, общественно-политического кризиса), Юрий Луценко (убийства пророссийских малороссов в Украине можно рассматривать как сакральные жертвы Кремля. Резонансные убийства стреляют по имиджу Украины).

Интерпретацию убийств Калашникова и Бузины со стороны украинского руководства, естественно, подхватили отечественные СМИ.

И если бы эти убийства для украинской верхушки были неожиданностью, а не частью согласованного с ней плана, то, конечно же, мы бы стали свидетелями тщательного, не вызывающего сомнения в объективности расследования. Мы же видим сплошной поток фальсификата, как и происходит, когда преступление совершают «свои» и по заказу «своих».

Почему забыли про «МиротворецЪ»?

Комментарии первых лиц Украины вскрыли и другие задачи, которые решались с помощью убийств Калашникова и Бузины.

Говорилось, что убийство Бузины российский спецслужбы организовали, чтобы затмить интерес к убийству Бориса Немцова.

Но к середине апреля к этому преступлению уже особого интереса не было. Мир не повелся на идею о том, что уничтожение политика заказал Владимир Путин. И вот миру как бы демонстрировали – вы вот не верите, что российский президент способен отдавать приказ убивать, а он пошел на дубль, и уже в Украине.

Весной 2015 г. власть вплотную занялась преследованиями участников Антимайдана, но, снова таки, в контексте того, что они как-то связаны с Россией, и ждала саморазоблачений и покаяний. Не раз, напомним, звучало, что средства (в т. ч. оружие) для подавления майдана поставлялись с РФ.

Антон Геращенко прямо так и говорил: кто финансировал Антимайдан или совершал другие противоправные действия против майдана, и не хочет последовать по пути двух свежих покойников, просьба обращаться в правоохранительные органы.

Арсен Аваков призывал к покаянию Елену Бондаренко, а в ее лице весь оппозиционный политикум: все, кто боится за свою жизнь, является носителем опасной для кого-то информации – советую немедленно обратиться в МВД или прокуратуру, дать показания, получить охрану, облегчить свою вину, если она есть; если негодяи вас использовали раз, не значит, что нужно позволять использовать вас вечно и манипулировать.

Еще одна генеральная задача, таким образом, состояла в том, чтобы путем убийств, сбить протестные настроения в обществе и противодействие власти, принудить оппозиционно настроенных людей покинуть Украину, чтобы они не принимали участия в политической жизни страны.

Елене Бондаренко писали в Фейсбук «Ну что, ****, готовься! Следующей жертвой будешь ты, похоже!».

Схожую угрозу 17 апреля от пользователя Alex Rabchun получила и я. По-русски она звучит так: «Да тебя в любом случае ожидает судьба бузины, лярва старая». И это не единственное подобное послание от его имени.

Борис Филатов, бывший заместитель Игоря Коломойского на посту губернатора Днепропетровщины без каких-либо стеснений назвал гибель Калашникова – атентатом. Так в начале ХХ века в Украине называли террористические убийства политиков, неугодных националистам.

Для составления списка «изменников родины, сепаратистов, террористов и боевиков, наемников российского происхождения, военных преступников из вооруженных сил РФ, а также пособников разных мастей всей этой нечисти» под эгидой СБУ, Погранслужбы и МВД с февраля 2015 г. начал создаваться сайт «МиротворецЪ».

Что следует отметить – Антон Геращенко презентовал этот ресурс как средство помощи МВД и СБУ, иными словами фактически признал участие этих структур в преследовании по политическим мотивам и поощрении внесудебных расправ каждым желающим.

Как правильно отметил политолог Андрей Финько, от культуры ненависти до культуры террора меньше одного шага.

А если вспомнить, что личные данные Калашникова и Бузины попали в твиттер-аккаунт сайта за два дня до убийства, а после него появилась пометка «ликвидирован», то понятно, что власть негласно объявила, что от слов переходит к делу и начинает атентат.

Временем, когда у Медведько и Полищука созрел преступный умысел относительно Олеся, определен март, что совпадает с периодом активного становления «Миротворца».

Калашников о своей участи был предупрежден заранее. Он получил ссылку на свой профайл на сайте, как «особь, подлежащая ликвидации».

Именно в апрельские дни происходило массовое пополнение списка «нечисти». Удостоилась чести присутствовать там и я.

Как справедливо заметил Сергей Войченко, его подзащитным незачем было собирать информацию о Бузине, она выложена на сайте «Миротворец».

Не копай яму другому

Ни Андрей Медведько, ни Денис Полищук к функционированию этого сайта не причастны. Но то, что они стали фигурантами «дела Бузины» – не случайность, а закономерное следствие их националистических воззрений. Атентат ведь придумали националисты.

Радикальные формирования на майдан–2 были введены не только для того, чтобы обеспечивать незатихающие беспорядки. Главная цель их мобилизации – усмирение и расправа с гражданами, которые или являются пророссийски настроенными, или таковыми кажутся после захвата власти.

Сама власть, именуя себя демократической, должна создавать видимость правового поведения и избегать физического насилия массового характера. Но и исполнители «грязной работы» должны чувствовать и видеть свою защищенность, что в частности, реализуется через сайт «Миротворец», который курируется силовыми структурами Украины. Всем радикалам показали, какая у них могущественная «крыша». Совершай, что только вздумается, и никакого наказания.

Несмотря на жалобы, СБУ и другие правоохранительные органы не усматривают в работе этого ресурса состава преступления.

Ответственность за уничтожение Чечетова, Пеклушенко, Мельника, Калашникова, Бузины взяла на себя некая «Украинская повстанческая армия». В письме, присланном на электронный адрес Оппозиционного блока, она объявила, что начинает «безжалостную, повстанческую борьбу против антиукраинского режима предателей, московских холуев», разговаривать она с ними будет «только языком оружия до полного их уничтожения». Она также пригрозила «массово защищать врагов Украины на всех ее территориях», если те, начиная с нуля часов 18 апреля, раз и навсегда не покинут ее пределы.

Казалось бы, зачем рекламировать воинственность радикалов, показывать, что они готовы убивать? Ответ очень прост – такая уловка позволяет убирать неугодных людей посредством профессионалов, а представлять это как дело рук «патриотов», что, собственно, и наблюдаем в деле Бузины.

Первой об убийстве Бузины в своем Фейсбуке сообщила зампредседателя «Правого сектора» Анна Демид.

Мне «коридор позора» тоже устроили националисты, но слежку до того и в этот день вели представители спецслужб. Об этом я не раз писала в соцсетях.

В конце апреля из почтового ящика чиновника харьковской администрации были изъяты документы, из которых следовало, что к убийству Олеся причастны члены харьковской группировки праворадикалов и действовали они при поддержке СБУ.

Почему Калашников и Бузина

Пророссийский контингент, как основной объект интереса власти и националистов, определил личности первых жертв.

Олег Калашников принимал активное участие в организации Антимайдана и координировал действия его активистов. Он один из немногих из Партии регионов остался верен чаяниям ее избирателей, не клеймил Россию. Готовил празднование Дня Победы в Киеве, в связи с чем получал угрозы. Роковым вечером он возвращался из типографии, где готовил в печать листовки к празднику.

Олесь Бузина употреблял термин «Малороссия», в националистических кругах он считался антиукраинским писателем. После майдана его книги не принимали в печать и изымали из продажи.

В аналитической программе Ники Стрижак «Главное» на «5 канале» был показан репортаж, из которого следует, что незадолго до смерти Олесь Бузина приезжал в Санкт-Петербург на деловые переговоры с одним из крупнейших книжных издательств. В последние месяцы жизни он работал над книгой, посвященной тому, что происходило на майдане и происходит после него, намеревался использовать большое количество документальных материалов.

Олесь часто выступал на ток-шоу на российских телеканалах, а посему был известен в России. Ведь 16 апреля 2015 г. нужна была смерть человека, которого посчитали бы нужным упомянуть на «Прямой линии» Владимира Путина, и он не спрашивал бы, а кто это такой.

«Российские террористы» трансформируются в украинских националистов

Но инициаторы массового террора против украинской оппозиции переоценили степень того, что им позволено Западом. Если убийство Калашникова прошло для него незамеченным, то убийство Бузины осудили «Репортеры без границ», представитель ОБСЕ по свободе слова Дунья Миятович, Управление верховного комиссара по правам человека ООН, пресс-секретарь Еврокомиссии Майя Косьянчич, Генеральный директор Юнеско Ирина Бокова и даже США устами официального представителя Госдепартамента Мари Харф.

Продолжение «банкета» пришлось отменить и видоизменить линию процесса, который называется расследованием. Ведь стало понятно, что развить тему «Путин – заказчик убийства Калашникова и Бузины», как в свое время на «ура» прошла тема «Кучма – заказчик убийства Гонгадзе» не получится. Запад, в отличие от 2000-х годов, ее не поддержит.

Да и граждане Украины стали ставить вопрос, чем же тогда заняты украинские силовики, если допускают, что иностранные спецслужбы ведут отстрел журналистов и политиков в центре Киева.

В качестве исполнителей убийства появляются националисты Медведько и Полищук, и их следствие с российскими спецслужбами никогда не связывало. В версии прокуратуры, они убили Бузину по собственной инициативе. Сами задумали, сами организовали, сами исполнили. Пацаны, мол, воспылали ненавистью к писателю и дали своим чувствам выход.

О том, что радикалы для власти – не более, чем пушечное мясо, как нельзя лучше говорит реакция Арсена Авакова на их протесты в связи с задержанием «побратимов». Псевдопатриоты, безмозглые идиоты, ряженные крикуны со снесенной крышей, маргиналы с оторванной башкой, – звучало в их адрес.

Третий задержанный, которого вводили в игру как организатора, предназначенную ему миссию так и не выполнил.

Как говорят Войченко и Федур, обвинение всячески пресекает попытки связать убийство писателя с сайтом «Миротворец», что только является подтверждением того, что Калашников и Бузина пали жертвами политики власти, нацеленной на зачистку «изменников родины, сепаратистов» и далее по списку.

Почему именно Медведько и Полищуку назначено быть убийцами, пока сказать сложно. Возможно, потому, что они в марте были в отпуске (если и этот эпизод их биографии не придуман), что отлично вписывается в канву легенды преступления, предполагающей его подготовку. Медведько и Полищук, говорит следствие, во время отпуска из зоны АТО тщательно изучили распорядок дня Бузины, составили план преступления, купили на черном рынке автомобиль.

Возможно, Андрей Медведько действительно, как пишет на strana. ua в материале «Дело Бузины под угрозой развала», был в разработке в связи со стрельбой на Драгобрате, и по собранной по нему негласной информации показался подходящим козлом отпущения для «дела Бузины».

Арсен Аваков, кстати, сказал, что слежка за Медведько и Полищуком велась два месяца, т. е. началась после убийства Бузины. Но глава МВД может и не знать, что происходит в других силовых ведомствах.

Учитывая то обстоятельство, что Александр Турчинов обещал скорую поимку убийц, можно предполагать, что к 16 апреля уже был определен их круг и с легендой, к которой не придраться. Но в связи с вынужденным отказом от версии «российского следа» пришлось в авральном порядке искать новых козлов отпущения. Западные партнеры и международные правозащитные организации, пусть и очень деликатно, но напоминали, что убийство журналиста нужно расследовать.

Милиция, кстати, сообщала о поимке убийц через несколько часов после расстрела.

Медведько и Полищука взяли в разработку, даже несмотря на то, что в день расстрела Олеся они были в нескольких сотнях километров от Киева. В этом обстоятельстве не виделось никакого риска, поскольку игнорировать очевидные вещи наши прокуратура и суд обучены давно.

О том, что есть косвенные доказательства причастности к убийству крайне «правых» СМИ со ссылкой на источник ГУ МВД Киева сообщили 18 мая.

Журналисты украинских «Вестей», ссылаясь на свои источники, 25 мая написали, что зацепки, позволившие заподозрить в организации и исполнении преступления двух видных радикалов-националистов (с опытом участия в боевых действиях в зоне АТО) появились еще в конце апреля. Их телефоны поставлены на прослушку.

Не думаю, что Медведько и Полищук, соверши они это преступление и, ясное дело отслеживая все, что происходит по линии расследования, узнав, что разоблачены, не пытались бы скрыться, или же пришли бы с повинной, чтобы смягчить наказание.

Уместно напомнить, что такая же трансформация произошла и в деле убитого адвоката Юрия Грабовского. Если сразу после обнаружения его трупа военный прокурор Анатолий Матиос утверждал, что он пал от рук бывших украинцев и спецслужб РФ, запланировавших операцию для создания картинки на заключительной стадии судебного рассмотрения дела в отношении российских спецназовцев, то теперь следствие сконцентрировано на версии, согласно которой адвоката убили из-за его гомофобии. В качестве убийц тоже выступают двое молодых людей, на них тоже вышли по номеру мобильного телефона.

Все шло бы намеченным путем, если бы не две неожиданности. Первая – солидарность националистов, выраженная в агрессивных протестных акциях в суде, вторая – появление в деле адвокатской компании «Федур и партнеры».

Эти преграды пробовали преодолевать. Суд, как и раньше, совершенно не внимал доводам защиты.

Но радикализм и настойчивость «побратимов» Медведько и Полищука и строгое следование своему долгу со стороны адвокатского пула вынудили идеологов и организаторов убийства Бузины отступить и пойти на смягчение меры пресечения задержанным по делу, хотя этот шаг дезавуирует их обвинение в убийстве.

Параллельно разрабатывались мероприятия, чтобы движение в направлении снятия обвинений с Полищука и Медведько, все таки, остановить. Власть ведь убедила мир в том, что убийство журналиста и публициста раскрыто. Эта претензия к ней должна быть снята.

Уверовав в эти заверения, помощник госсекретаря США Джона Керри Том Малиновский в интервью «Московскому комсомольцу» безапелляционно заявил: «Государственный департамент публично осудил убийство украинского журналиста Олеся Бузины. Как представляется, украинские власти провели тщательное расследование этого жестокого убийства. Два человека арестованы в ходе расследования и ожидают судебного процесса».

Чтобы избежать разочарований и назиданий со стороны западных партнеров, 2 февраля возле Соломенского райсуда Киева взрывом неустановленного устройства был поврежден автомобиль адвоката Андрея Федура. Но он не только не отступил, но и назвал вещи своими именами – произошедшее является местью за участие в рассмотрении дела об убийства Бузины и организовано спецслужбами.

На следующий день суд хотя и удовлетворил ходатайство прокуратуры о продлении домашнего ареста для Дениса Полищука еще на два месяца, но изменил его с круглосуточного на ночной (с 22:00 до 06:00).

Тогда кому-то в голову пришла бредовая идея поручить досудебное расследование убийства Бузины следственному управлению Главного управления Национальной полиции в Одесской области.

В поисках ответа на вопрос, почему именно Одесская область, вспомнилось, что там, как показывает расследование трагедии «2 мая», есть лица, у которых даже очень хорошо получается «вправлять мозги» судьям, и адвокатам они позволяют себе не по-детски угрожать.

Ну а адвокат Юрий Грабовский после поездки в Одессу и вовсе признал ошибочной защиту россиян, а затем был жестоко убит. А ведь от защиты Медведько и Полищука требуется то же самое – не мешать прокуратуре и суду признать их убийцами.

Но и тут случился облом. Заместитель Генпрокурора – прокурор Одесской области Давид Сакваредидзе вернул расследование в Генпрокуратуру, заявив, что оно к Одессе не имеет никакого отношения.

Как следствие, 25 марта Печерский районный суд отказался продолжить домашний арест Дениса Полищука. Поскольку прокуратура это решение не обжаловала, Полищук со 2 апреля свободный человек. Андрея Медведько суд отпустил под личное обязательство до 25 мая. Это решение прокуратура тоже не опротестовала.

Чего ожидать в дальнейшем

Полагаю, что у власти есть четкое понимание того, что ни поведение друзей Полищука и Медведько, ни поведение его защитников не изменится, а значит, беспрепятственно осудить их не получится. Поэтому новых искусственно созданных доказательств обвинения ожидать не следует. Перспектива тщательного критического анализа предоставленных обвинением материалом в ходе рассмотрения дела по существу таким адвокатом как Андрей Федур – серьезный сдерживающий фактор.

Принудительный повторный забор крови у Медведько и Полищука для ДНК-анализа того факта, что нет доказательств их присутствия в Киеве в день убийства писателя, не изменит. Срок действия постановления суда на изъятие копий записей в аккаунтах вышел еще 18 декабря. И суд пока не санкционировал проведение обыска и насильственного изъятия этих документов в управляющем офисе «Фейсбук». За бездействие по отношению к запросам власть не ввела санкции против ФБР и Skype, принудив их, таким образом, дать ответ. Впрочем, а были ли эти запросы направлены по адресам? Не всем же можно показывать, что их принимают за идиотов.

Но и признание в том, что задержали не тех, маловероятны. А 18 июля, когда наступает дедлайн для следствия, и оно должно или передать дело в суд, или снять с подозреваемых обвинения, неумолимо приближается.

Как понятно из упомянутой выше статьи на strana. ua, продлить строки расследования намереваются, вновь навязав следствию схему заказного убийства Бузины и, следовательно, задействовав формулу вновь открывшихся обстоятельств. Но воплотят ли этот маневр в жизнь, приняв во внимание тотальное недовольство властью, а значит, ослабление ее мощи? Захочет ли кто в прокуратуре брать на себя этот грех, если следователи и судьи и без того всеми силами пытаются соскочить с этого дела?

Пока ситуация патовая и существует риск того, что выходом из нее будет операция «ликвидация». Это в СИЗО власть несет полную ответственность за безопасность подозреваемых, на свободе она за них не ответственна, тем более, если они сами ее выбрали.

В таком случае получается тройной выигрыш: и убийцы журналиста миру предъявлены, и не нужно проходить через наметившийся адвокатский разгром в суде, и правозащитники вынуждены будут отстать со своими требованиями расследования.

Но, снова таки, радикалы. Это ж какую ж волну негодования и агрессии они поднимут, если их «побратимы» отойдут в мир иной!

Остерегаться за свою жизнь нужно и тем, кто дал свидетельские показания. Свидетели обвинения неугодны организаторам убийства Бузины тем, что могут рассказать о давлении, которое на них осуществлялось. Свидетели же защиты неугодны потому, что являются носителями знаний, которые опровергают версию следствия.

Еще раз напомню, что по «делу Гонгадзе» из жизни в расцвете лет ушло несколько десятков свидетелей.

Не та надежда

Валентина Павловна Бузина боится, что уйдет из жизни, не узнав правды о гибели сына. Как случилось с Лесей Гонгадзе.

Она обратилась за правовой помощью к Ренату Кузьмину. Кузьмин, уведомляя о своем согласии вести это дело, в качестве своих заслуг упомянул расследование «дела Гонгадзе».

И тут уместно напомнить, что Леся Гонгадзе результатов этого расследования не приняла. Она все время указывала на множество признаков того, что найденный под Таращей труп ее сыну не принадлежит, но Ренат Кузьмин эти факты упорно игнорировал, чем показал, что не является объективным следователем, а склонен делать то, что прикажут, или попросят.

Государственный переворот 2013 года является продолжением попытки государственного переворота 2000 г. , когда протестные настроения поднимались с помощью исчезновения журналиста Гонгадзе. Развивая тему виновности президента Леонида Кучмы в этом событии, Кузьмин укреплял позиции сил, которые таки достигли задуманного – свергли президента Виктора Януковича за то, что он не шел на тотальный и бесповоротный разрыв отношений с Россией.

Не было бы убийства Олеся Бузины, если бы на деле Гонгадзе не была бы выработана методика привлечения к ответственности невиновных и прикрытия, таким образом, виновных. И Кузьмин в построение этой неправовой порочной системы внес огромный вклад. Заявляю об этом ответственно, поскольку тщательно отслеживала, все, что происходило по делу Гонгадзе. Ряд невыгодных версии следствия свидетелей был убит, когда расследованием занимался Кузьмин. Я не говорю, однако, что он лично их заказал. Но его поведение в деле несомненно этому способствовало.