Я - Иванов внук. Мы с ним разминулись в этой жизни. Мама моя – Нина Ивановна. Ее отец, мой дед Иван, умер задолго до моего рождения – в 1947 году. Как говорила бабушка «Война его все же забрала…»

Как рассказывали мне родственники, до войны мой будущий дед Иван был парень – весельчак, балагур, душа компании, как говорится – первый парень на деревне. Соответственно и женился на первой красавице поселка – моей будущей бабушке Варваре…

Вот от чего бы мне, журналисту, который написал немереное количество статей об участниках Великой Отечественной войны, не написать очерк о родном дедушке – фронтовике? До слез обидно – не о чем писать…

От него даже фотографии не осталось. Вообще ни одной… Все что мне известно – служил в разведке. Не «шпионом», - в составе регулярных войск. После Победы вернулся домой седым и очень нервным… Через два года умер. «Война его все же забрала»…

Я себе придумал наследство от деда Ивана. Люблю лепить пельмени. И он любил. Раньше нет – а в последнее время всегда думаю про деда Ивана, когда занимаюсь стряпней. Он, правда, их очень маленькие лепил, как вспоминала мама, а я покрупнее делаю: по принципу – большому куску и рот рад!)) Но привычка лепить пельмени мне по наследству досталась… так я для себя решил…

Короче, не с чем мне идти в составе «Бессмертного полка». Нет у меня фотографии деда – фронтовика…

А бабушка – вдова деда Ивана, действительно красавица была. С тремя детьми замуж вышла в послевоенное время за моего второго деда – Акима. Я все в детстве удивлялся, почему моего деда Акима мама называет Акимом Михайловичем? Он же мой дедушка, значит, ее отец? Дед Аким был прекрасным человеком, рукастым – плотником всю жизнь трудился, хозяйственный мужик. Помню, мы с ним баню строили – из бревен, а между ними мох подтыкали… Мою маму, ее сестру и брата – мою тетю и дядю, он вырастил – Аким. Они к нему относились хорошо. Но отцом так и не назвали. Я думаю – зря. Иван бы не обиделся на том свете. Я, Иванов внук, уверен в этом!

Сергей Муравьев